Вход или регистрация

Старинный блюз с ароматом осени ( Кав. Белый тигр)

Соглашение: Принято

Иногда человеку кажется, что в его размеренной жизни уже ничего больше случиться не может. Все устаканилось, есть семья, работа, какие-то устоявшиеся личные интересы. Привычный круг друзей и подруг, официально допущенных к тебе. Ровные отношения в семье. Любящие жена и дочь.
Вот и я так думал. Был уверен, что к сорока пяти годам моя жизнь вполне состоялась и ничто не предвещает какие-либо перемены.
Я родился в дружной семье. Мои родители вместе прожили долгую жизнь. В нашей семье не было ссор и скандалов. Отец очень любил маму, и она отвечала ему взаимностью. Я был единственным ребенком, но родители сделали все, чтобы я не вырос законченным эгоистом. После школы я поступил в радиотехнический институт. Мне направилось ввозится с радиоаппаратурой. Тем более я, еще ко всему, хорошо играл на гитаре и мои знания и умения очень пригодились мне. Я сам собирал звуковые колонки и реверы, успешно ремонтировал «убитые» электрогитары.
На четвертом курсе я женился. На одном из факультетских вечеров отдыха я познакомился и по уши влюбился в очаровательную девушку Иру. Мне казалось, что прекраснее ее нет во всем мире. Она пришла на танцы со своим парнем, но я, распушив хвост, как павлин, сумел увести ее. После свадьбы в положенный срок жена родила дочь. Мы назвали ее Мариной. Так что институт я заканчивал, будучи отцом маленькой дочурки.
Честно говоря, перспектива работы на заводе за мизерную зарплату меня не сильно вдохновляла. Я поразмыслил и подался в армию. Благо в институте была военная кафедра. Думал послужу два года и вернусь на гражданку. Но неожиданно военная служба затянула меня, и я стал кадровым офицером. Закончил даже военную академию.
Правда, особой карьеры не сделал, но дослужился до подполковника. У меня была семья, дети и красавица жена, все как у людей!
Как-то придя со службы, я обнял жену и в порыве нежности произнес:
— С милой рай и в шалаше! Теперь я знаю, что это правда.
— Нет, не правда! Я достойна лучшего! – Неожиданно зло произнесла Ира, при этом оттолкнув меня,
Я тогда не обратил особого внимания на ее слова, а зря. Это был первый звоночек приближающихся перемен.
Ведь недаром говорят, красивая жена — общая жена. Пока я скитался по «горячим точкам», моя Ирина не тосковала в одиночестве. Перебирая кавалеров, она в конце- концов нашла того единственного, с которым решила провести остаток дней.
Стаж нашей семейной жизни к тому моменту, составлял почти двадцать лет. Как компенсацию за прожитые со мной годы, жена решила оттяпать у меня квартиру, машину и даже дачный участок с маленьким сарайчиком. Все в жизни пригодится! Ее хахаль, подтянул кодлу юристов, которые враз доказали, что я ее бил, изменял и при этом беспробудно пил.
И когда я однажды пришел домой, вернувшись из очередной командировки, на пороге меня встретил мордатый тип в несвежей майке, этакая смесь банкомата с вибратором, который мрачно посоветовал убираться по добру, по здорову. Из-за его спины выглядывала Ирина и, гаденько улыбаясь, тоже предложила катиться ко всем чертям.
Может, на моем месте кто-нибудь так бы и поступил. Но я аккуратно достал из кобуры ПМ и предложил им упереться руками в стену, растопырив ноги. Что бы моя просьба выглядела, как можно убедительнее, я даже произвел выстрел в потолок. После того, как осыпанная штукатуркой парочка приняла нужную мне позу, я, не выпуская пистолета из рук, несколько раз врезал носком ботинка по отвисшим причиндалам мордатого. Судя по его жалобному писку, удары пришлись куда надо. Можно было врезать и жене, но я не стал. Женщина все-таки! Хотя, не мешало бы…
Когда меня вязали подоспевшие солдаты из комендантского взвода, я жалел только об одном, что был одет в форменные туфли, а не в кирзовые сапоги!
Понятное дело, меня тут же выперли из армии. Но я ни о чем не сожалел. Если бы ситуация повторилась, я бы поступил так же.
Дочь, как-то сразу слилась, став на сторону матери. Я принял это как данность, без особых эмоций, хотя сердце болело невыносимо!
У меня была минимальная выслуга. К тому же, за время службы пришлось немного повоевать и, как следствие этого, получил орден и осколок в спину. Орден запрятал подальше в шкаф, а с собой носил только осколок, который периодически напоминал о себе. Осколок был неоперабельный и сидел где-то в районе позвоночника, пережимая нерв, что вызывало сильные боли в спине. Врачи давали неутешительный прогноз – со временем могут отказать ноги.
Мне дали небольшую пенсию, и я устроился на работу в школу учителем ОБЖ.
Однако, моя педагогическая деятельность продолжалась не долго. Развод и связанные с ним переживания ускорили течение моей болезни. Через какое-то время стала неметь и сохнуть левая нога. Она потеряла чувствительность и перестала сгибаться. Двигаться я мог только с помощью палки.
Жил я в маленькой квартире, оставшейся от бабушки, прекрасно понимая, что именно здесь придется проводить отмерянное судьбой время, когда окончательно потеряю способность передвигаться… Двухкомнатная квартирка находилась в старом трехэтажном доме на берегу реки, рядом со старинным запущенным парком
Чтобы не умереть с голоду и не клянчить у родителей деньги я занялся ремонтом винтажных электрогитар и старинной радиоаппаратуры. Здесь, как нельзя кстати, пригодились мои знания радиоаппаратуры и умение играть на гитаре. Это занятие, начавшееся как хобби, постепенно переросло в бизнес. Я все выходные пропадал на барахолке, выискивая среди хлама старую аппаратуру. Иногда мне попадались очень ценные экземпляры, которые удавалось приобрести за смешные деньги.
…Как-то в один из выходных я приехал на городскую барахолку. Долго бродил по рядам, рассматривая разложенный товар. Нечего интересного для меня видно не было. Уже собрался уходить, когда мое внимание привлекла одна пожилая женщина. Даже не сама женщина, а то, что лежало перед ней между старым алюминиевым чайником и набором старой фарфоровой посуды. Электрогитара. Облупившаяся в некоторых местах краска, вырванное гнездо для штекера, отсутствие четырех струн. Какой-то мужчина даже засмеялся.
— Бабушка, ты что, снег гитарой чистила?! – Спросил он со смехом.
Женщина промолчала.
-Да кто ж такое старье купит?! – Продолжал смеяться мужчина. – Разве что, вместо дров, печку топить!
— Кому надо, тот и купит! — Женщина рассерженно посмотрела на него и отвернулась.
Чем дольше я вглядывался в инструмент. Тем больше не мог поверить своим глазам. Неужели «Фендер»?! Да, убитый, да старый. Но, если я не ошибаюсь!
Я купил гитару за относительно небольшие деньги. Похоже, женщина рада была избавится от такого залежалого товара. На мой вопрос, откуда у нее гитара, она ответила, что ее привез отец еще в семидесятых годах из загранплавания. Инструмент долго валялся в гараже. Выбросить не поднялась рука и она решила ее продать…
Дома я внимательно рассмотрел покупку, полазил по интернету. Затем, через знакомого связался с известным в нашем городе коллекционером гитар и повез инструмент к нему. Александр Аркадьевич долго крутил гитару, жевал губами, что-то бурча себе под нос. Листал каталоги. Наконец сказал:
— Это «Фендер- бредкастер» 1948 года! Одна из самых первых гитар этой серии. Вам сказочно повезло, молодой человек! Что собираетесь с ней делать?
— Буду восстанавливать!
— Если решите ее продать, я первый на очереди! – Сказал коллекционер, разливая по стаканам вискарь.
Дело расширялось. Ко мне на консультацию стали приезжать люди из других городов. Я ремонтировал аппаратуру и успешно ее продавал. Оказалось, что существует огромное количество людей, желающих послушать музыку, звучащую из старинных радиол и приемников.
Предательство жены оказало на меня двоякое действие. С одной стороны, конечно, боль от предательства, а с другой стороны какие-то, пока не ясные перспективы. Одно только я знал точно, никаких новых отношений с женщинами. Нет-нет, я совсем не собирался прятаться от милых дам. Меня ждали новые приключения, новые женщины, новые эмоции. Брак, друзья мои, это свобода для женщины и кабала для мужчины. В один прекрасный момент я осознал, что измена жены и развод, это мой счастливый билет в общество свободных, уверенных в себе людей. Только никакого брака, прививка от новых отношений была жесткой!
…Осенний дождливый вечер казался мне нескончаемым. Отложив в сторону какой-то гламурный журнал с яркими цветными картинками, я курил трубку, забившись в угол старого кожаного дивана.
Темный абажур торшера бросал на пол резко очерченный круг света, остальная часть комнаты скрывалась в полутьме. За широкой, стеклянной дверью, ведущей на маленький балкон, порывистый ветер, завывая, гнал к берегу речные волны и с размаху разбивал их о камни и гравий. По балконному стеклу яростно барабанил дождь, стекая вниз тонкими водяными струйками. Я не стал ничего менять в бабушкиной квартире. Все так же тикали старинные корабельные часы, на полке пылились небольшая коллекция трубок и макет лодки, которой в свое время командовал мой отец. На восточном, катанном из войлока ковре, висел его кортик. В углу, на специальных стойках, стояли несколько отремонтированных гитар.
Одиночество не угнетало меня. Общения не хотелось, для моих соседей я был чужой. Похоже, они и не догадывались кто я.
За все это время Ира и Марина мне ни разу не позвонили. Правда месяц спустя, после моего ухода позвонил адвокат Ирины и предложил подписать документы о разводе. Он приехал ко мне, и я подписал все, что она хотела. Больше о своей бывшей семье я ничего не слышал. Они окончательно порвали со мной все отношения, как говорится, списали со всех счетов. Я не держал на них зла, вот только предательство родной дочери оставило в моем сердце незаживающую кровоточащую рану.
На меня неожиданно накатила меланхолия. Что бы хоть чем-то её разбавить я подошел к стоявшей в углу на маленьком столике старинной радиоле и щелкнул тумблером. Аккуратно поставил пластинку. Из динамика полилась мелодия сентиментального французского шлягера шестидесятых годов.
Мыслей не было. Я никуда не спешил, просто сидел на диване и слушал медленный блюз, приправленный ароматом уходящей осени. Под старинную музыку на меня нахлынули воспоминания и я с головой погрузился во времена, когда еще не все девушки носили колготки, а большинство предпочитало ажурные чулки, пристегнутые к поясу, надетому поверх трусиков.
…Я выдохнул дым, отложил трубку, встал и заковылял на кухню. Мой взгляд упал на початую бутылку вискаря. Может сто граммов? Да и картошечки не мешало пожарить!
В дверь позвонили.
На пороге стояла незнакомая женщина.
— Извините, я ваша соседка. У меня прорвало кран в ванной. Хлещет вода и я боюсь, что затоплю соседей! Вы не поможете мне? – Женщина виновато посмотрела мне прямо в глаза. И что-то такое было в ее взгляде, что я не смог ей отказать.
Морщась от боли в ноге, я достал с антресолей ящик с инструментами и хромая, поплелся в квартиру напротив.
Аварию я устранил быстро. Сноровисто перекрыл стояк, поменял резиновую прокладку и кулачек на кране. Поставил новый барашек.
— Огромное вам спасибо! – Женщина попыталась вручить мне деньги.
— Ну, что вы, не надо! – Я улыбнулся и согнулся от острой боли в позвоночнике.
Женщина помола дойти до моего дивана.
— Прилягте на живот и расслабьте спину.
— Не беспокойтесь, сейчас пройдет. У меня где-то здесь лекарство. – Я попытался встать.
— Лежите и расслабьтесь! – Неожиданно твердым голосом сказала соседка, прижимая мою голову к дивану.
Я почувствовал ее пальцы на своей спине. От ее ладоней по позвоночнику распространялся жар. Он поднимался к шее и растекался по всему телу. Быстро застучало сердце. Я стал проваливаться в бездонный колодец. И через мгновенье все исчезло. Я крепко спал….
Проснулся от боли в левой ноге. Похоже я проспал всю ночь! Соседки не было, а входная дверь была закрыта. За окном уже светало. Боль, то ныла, то пульсировала, вгрызаясь в бедро. Левая нога, которая вот уже как целых полгода была парализована! Я уперся руками в столешницу и попытался встать. Ступнями я почувствовал холод, который струился по полу. Держась за спинку дивана и столешницу, я попытался дотянуться до своей палки. Неловко задел ее, и она упала, больно ударив меня по левой ступне. Я непроизвольно отдернул ногу. Палка причинила мне боль! Нога оживала! Я даже смог чуть-чуть пошевелить пальцами.
Объяснений это не имело. Получается, что женщина за один сеанс вылечила меня! Первое, что я сделал на следующее утро, это отправился к соседке. Долго безуспешно звонил в дверь, но никто мне не открыл.
— Бесполезно! Не звоните! – Мимо меня, тяжело дыша, поднималась по лестнице соседка сверху. – Ольга Петровна умерла еще в прошлом году. Наследников у нее нет, и квартира отошла государству. Уже давно закрытая стоит…
…Прошло три года. Я стал смотреть на окружающий мир другими глазами.
Со временем мне удалось расширить дело, открыв еще два магазина в нашем городе. Я уже ходил не хромая, но по привычке еще носил с собой трость, что придавало мне дополнительный шарм. Врачи наперебой твердили мне, что произошло чудо, что такого просто не может быть! Я, слушая их и только улыбался. Мой осколок больше не зажимал нерв и после не сложной операции был удален.
Судьба предоставила мне возможность еще раз встретится с Ириной. Каким-то образом ей удалось узнать, где я живу и однажды поздно вечером бывшая жена появилась на моем пороге. Странно, она вроде должна уже жить на Багамах!
— Здравствуй, Ира! — Я улыбнулся. — Не скажу, что рад тебя видеть, не люблю возвращаться к прошлому!
Ира с удивлением посмотрела на меня. Я ее понимал. По ее расчетам, я давно уже должен был влачить жалкую жизнь в каком-нибудь приюте или, как минимум, захлебнутся дерьмом в сточной канаве.
Я посторонился, пропуская позднюю гостью в квартиру. Ирина почти не изменилась, только искрившиеся когда-то глаза словно потухли. Она куталась в платок, придерживая его рукой возле горла.
Мы прошли в зал и расположились на диване. Было заметно, что она мнется, боясь начать разговор. А я молча смотрел на свою, когда-то любимую женщину.
— Юра! — Ее вдруг словно прорвало. Она рассказала, что прожила с новым мужем около года. А потом он ее бросил и с Мариной уехал жить за границу (ай да дочурка, вся в мать!). Все просто ужасно. Это такая трагедия, когда тебя предают родные дети. (Действительно, откуда мне это знать?!) Она сейчас одна. Марина далеко и не общается с ней. И то, что она сегодня у меня, это наверно судьба. Ну, а дальше, вечная женская тема. Прости, я тварь! Это была роковая ошибка! Всегда любила только тебя. Может попробуем начать все сначала?!
Я слушал ее причитания и молчал. Мне нечего было ей сказать
Знаете, я не упивался ее горем и не злорадствовал. Мне даже было ее где-то жаль. Но наше общение пора было заканчивать.
— Ты мне так ничего и не скажешь? – Тихо спросила Ирина и глаза ее стали наливаться слезами.
Я пожал печами и встал, давая понять, что разговор окончен.
– Прощай, Ира, постарайся быть счастливой!..
Женщины, как правило, реагируют на упаковку, но при этом совсем не стремятся узнать, а что же находится внутри! Практически все дамы считают мужчин примитивными, как открытая книга. Можно жить в шоколаде, если научится ее читать! Вот только иной раз может оказаться, что читала не ту страницу!
Уже совсем стемнело. В свете восходящей луны, из окна были хорошо видны качающиеся деревья старого парка. Было заметно, что поднялся ветер. Деревья скрипели и качали вершинами в такт его порывам. Когда порывы ветра стихали, воцарялось какое-то непривычное, пугающее меня молчание…
..,Я плеснул на дно стакана немного янтарного напитка и сделал глоток. Повернул тумблер и у радиолы зеленым загорелась шкала настройки.
…Через минуту в комнате снова зазвучал осенний блюз…

Конец
Октябрь 2022 г.

Верите в историю?

Авторизация
*
*
или используйте социальную сеть:
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля
Adblock
detector