Новый взгляд на старую историю

История эта произошла в то время, «когда деревья были большими», все чувствовали уверенность в завтрашнем дне и верили, что наша страна самая лучшая и справедливая. Правда, очереди перед магазином росли в обратной зависимости от товара на его прилавках, заедал быт и «квартирный вопрос нас испортил». А ещё было трудно дышать от постоянного контроля за личной жизнью, на стаже общественно морали стояли, постоянно залазящие в семью родительские комитеты и трудовые коллективы, парткомы и профкомы, парткомиссии и комитеты какого-то там контроля. Это было время, когда на весь мир какая-то не шибко грамотная женщина громогласно заявила, что «у нас секса нет, и мы против секса». На самом деле всё было, была ЛЮБОВЬ, а, значит, был и СЕКС, как неизменный спутник любви. Про любовь и эта история.

ЖЕНЩИНА работала в большом современном офисе крупного учреждения. Было всё для жизни, была работа и квартира, а, главное, была семья: любимый и любящий муж и сын-подросток. Правда, в последние годы муж начал сдавать – то ли язву удалили, то ли грыжу прижгли. Поэтому отправила своего мужа ЖЕНЩИНА в санаторий – послеоперационную реабилитацию проходить, и осталась на хозяйстве одна.

Именно в сей момент, весьма непростой для семьи, в офисе появляется новый перспективный сотрудник, да не просто перспективный, а зам. директора. Надо же было такому случиться, что зам оказался не просто однокашником этой дамы, но и её первой любовью. Тут стоит сказать, что, на первый взгляд, ЖЕНЩИНЕ было лет тридцать пять – явно ещё «не баба-ягодка опять», но уже и не «тургеневская барышня». Её бывший любовник – а то, что у них были сексуальные отношения, следует из контекста данной истории – её ровесник. Разве что, на пару лет старше, с учётом армии. Вы заметили, кстати, что мужчина в этом возрасте всё ещё числиться молодым и перспективным сотрудником, вся карьера которого ещё впереди, чего о женщине, увы, не скажешь. Для неё это возраст, если не увядания, то глубокой зрелости, и повышения никакого не светит. На освободившееся место начальника отдела метит такой же, как она, коллега по работе, а кандидатура женщины даже рассматривается. Что поделаешь, феминизм феминизмом, но различия полов в анатомии, физиологии и жизненных циклах никто не отменял. Это шло по жизни ещё с тех подростковых времён, когда мы, прыщавые худосочные юнцы, только познавшие радость поллюций, были с холодным презрением отвергнуты нашими, обзаведшимися выпирающими во все стороны прелестями, одноклассницами, предпочитавшими встречаться с мальчиками из старших классов, а то и вовсе опытными, всё познавшими студентами. Пример героини другой истории, ставшей большой начальницей и провозгласившей, что «в сорок лет жизнь только начинается», был лишь нечастым исключением, подтверждавшем общее правило. К тому же, существует много оснований считать, что Катя Тихомирова по жизни изрядно попрыгала на начальственных членах, прежде чем достигла своего существующего положения. Но то другая история, о которой разговор, я думаю, ещё впереди. А пока вернёмся к той затюканной жизнью тётке «в жутких розочках», которую настигла юношеская ЛЮБОФФ.

Да, да, встретив БЫВШЕГО, наша героиня мгновенно забыла про больного мужа и школьника-сына. Какая к чёрту семья, когда бабочки порхают внизу живота? Она влезла в семью к своему любовнику, напросившись на обмывание новой должности, стала жутко ревновать его супругу и говорить о ней гадости, превознося при этом свои прелести («я этот салат лучше готовлю»). Ей было мало общих воспоминаний и приятных приятельских разговоров. Она явно ждала продолжения так неудачно прерванного в юности романа. ЖЕНЩИНА готова была пройти до конца, пойти на всё, с ней произошла старая как мир история – «снесло крышу». Она писала объекту своей страсти любовные письма, передавая их через секретаршу (!), сделав тем самым свой роман достоянием широких кругов офисной общественности. Тем более, что Верочка в этой истории та ещё хищница. Именно такой типаж представительниц этой профессии называют «секретутками», и не стала она любовницей шефа лишь благодаря тому факту, что шеф была женщиной. А времена были не те, что ныне, суровей, и заниматься однополой любовью было не комильфо. Но вернёмся к нашей героине. Писем, в которых она изливала свои чувства, ей показалось мало. Она как одержимая стала преследовать мужика, подкарауливая его на лестнице. Даже его «ты вынудишь меня заходить на работу в окно», не остановило эту самку, другого названия придумать я не могу, хотя хоть немного уважающая себя женщина сочла за оскорбление эту фразу в устах мужчины. А этой,.. «ссы в глаза – всё божья роса». Да она едва из платья не выпрыгивала при виде горячо любимого Юрочки.

А что же бывший любовник? Время, прошедшее со студенческой юности было к нему благосклонно, чего не скажешь о его бывшей пассии, у которой на лице и на фигуре отразился каждый прожитый ею год. А ОН? Он, набрав солидности и приобретя начальственную осанку, остался моложав и интересен. Несмотря на явные замашки карьериста, он был открыт и демократичен, без панибратства,  для подчинённых. Не забыл своих бывших друзей, не отрёкся от них, оказавшись выше по социальной лестнице. Беда для него таилась в том, что он и свою студенческую любовницу причислял к кругу своих друзей. Друзей, и ничего больше. Да только она претендовала на другое место. История умалчивает, что у них произошло в юности. Но по косвенным данным можно судить, что у Оли с Юрой было настоящее, подлинное чувство. Любили, строили планы на будущее… И тут что-то пошло не так. То ли глупая ссора, а может быть мимолётное увлечение другой (другим), которое не смогла простить вторая половина. Но, скорее всего, молодой карьерист бедной бесприданнице предпочел хорошую девочку из обеспеченной семьи с перспективами. Примерно так, как это описано в повести Юрия Полякова «Апофигей». Хотя, в отличие от повести, расставание не повлекло необратимых последствий в виде беременности, ограничившись лишь душевными ранами героини.  Несомненно, первое время после новой встречи Юрию льстило, что о нём помнят и по-прежнему любят. Если бы ему захотелось завести любовницу на новой работе, то кандидатуры лучше Оли и найти трудно: замужняя, ни на что кроме ласки не претендующая, только в рот ему не заглядывающая. Но он был человеком разумным, умел правильно расставлять приоритеты и не стал ради сиюминутного удовольствия рисковать семьёй и карьерой. Юра сразу дал понять Оле, что они только друзья и не более.

Но назойливость бывшей любовницы становилась невыносимой. Он пытался по-хорошему поговорить, всё разъяснить и расставить все точки над и. Но героиня уже впала в состояние невменяемости, её «хочу» перевешивало все разумные аргументы. Она становилась реально опасной. И тут Юра, стремясь обезопасить свою семью, совершает самый неоднозначный поступок этой истории – он передаёт Олины любовные письма в профком, вынеся тем самым их отношения в публичную плоскость. В принципе, любовь Оли к молодому заму и так были секретом полишинеля, но одно – шептаться об этом по углам, другое – дать этому делу официальный ход. А что он мог сделать, если разумные доводы уже не действовали и у женщины полностью отказали тормоза? Может, стоило накричать на неё, потрясти за плечи, влепить, в конечном счёте, пощёчину. Был бы на месте героя сантехник Вася, он, может быть, так бы и сделал, и дело не ограничилось одной оплеухой. Но воспитание не позволяло Юре так поступить с дамой. Поэтому он и сделал это как-то по-канцелярски.

Всё! После этого даже разбороки в профкоме не понадобилось, оказалось просто достаточно обычного разговора Шуры. Оплёванная и униженная Оля сразу всё поняла и осознала, пустила слезу, прочитала стиш Белки (бл. ещё той), сразу вспомнила про семью, воспылала любовью к мужу и  побежала встречать его на вокзал. Поневоле напрашивается вывод, что своевременное вмешательство в семью помогло уберечь от героиню от необдуманного шага и сохранить брак. Во всяком случае, до следующих бабочек в животе, уж слишком слаба на передок Оля, чтобы рано или поздно этим не воспользовался кто-нибудь менее щепетильный, чем Юра.

История, которую поведали нам авторы (вы, я надеюсь, уже догадались кто авторы и что это за история) слишком типична и особенно для этого сайта. Но не даёт мне покоя тот факт, что авторы целиком и полностью на стороне Оли, а Юра выставлен законченным мерзавцем. Что это за социальный слой т.н. «образованный класс», уже которое десятилетие впаривающий нам деформированные ценности. Для них – любовь всегда права, любовь выше всего, любовь оправдывает все мерзости. Для них, как для революционеров, нравственно всё, что служит любви. И не дают задумываться, а может это не ЛЮБОФФ, а ПОХОТЬ, банальные ХОТЕЛКИ, капризы. Ведь и у Оли, скорее всего, была не любовь, а банальное желание поставить точку в отношениях на своих условиях, неосознанное желание поквитаться.

И вот что удивительно, все, кому я излагал новый взгляд на старую историю, никогда не могли и подумать рассмотреть её под другим углом зрения. Удивлялись, что, оказывается, может быть всё иной, более беспристрастный взгляд. Все, буквально все(!) смотрели глазами авторов, некритически воспринимая их точку зрения. Неужели вы не видите, что ежедневно кинематограф и телевидение манипулируют нашим сознанием, деформируют его, внушая ложные ценности, разрушая нравственные установки, отстаивая «право налево», разводя секс, любовь и брак в разные стороны, отстаивая установку, что наше «хотелки», личное и частное выше общего, выше обязательств, выше чести и долга.

А, может, это они все правы, а я один такой дурак?

Автор публикации

не в сети 6 дней

NbuhRjirby

0
Комментарии: 591Публикации: 1Регистрация: 06-07-2018
Комментариев: 103
  1. aleks

    Уважаемый автор! Я на протяжении сорока лет отстаивал такую же точку зрения и со мной никто никогда не соглашался. И вот наконец-то я услышал единомышленника. Спасибо Вам.

    1. NbuhRjirby (автор)

      Значит нас уже четверо. Сын и жена тоже со мной. Сын вообще недоумевает, как можно жалеть эту героиню, разрушающую две семьи, идущую напролом. (он неделю назад женился) Мне её жалко, а ему нет. Он — другого поколения, более жесткого.

  2. Ну вы даете. )

    За всех не скажу, а мое мнение было таким же как и ваше, на ту героиню. Но не таким жестким.
    Там и по фильму она себя опозорила порядком. Просто фильм о другом и на это внимание зрителя хотя и обращалось, но все же, как я понимаю — «И так в жизни бывает.»
    И не важно, в общем-то, вышло все это в общее обсуждение героини или оставалось за спиной.
    Ведь там все ее осуждали, так или иначе. Сплетничали, насмехались … Что важно, именно сами же женщины. Мужчины, все же, спокойнее к ней отнеслись. Скорее им ее было жалко. Баба, что с нее взять. Угораздило ее. Все таки тогда такого блядства не было. Ну и, естественно, это же не их жена.) И ведь самой измены не было, а значит — переболеет и все наладится … как бы. Просто всем хочется в это верить(отмахнуться). А влезать глубоко в это не хочется. Не со мной и ладно — все будет, типа, хорошо.
    А вот когда ситуации придалась огласка «официально», то те же женщины, которые за глаза смеялись и тыкали в нее пальцами, осудили Юрия.
    Но это не значит, что они заступились за ее левую любовь. Все были против Его поступка. Как поступка мужчины.
    Мне тоже его поступок был не приятен. Но и о ней мнение не изменилось. Просто в какой-то момент, его поступок перевесил ее. Эмоционально. Он же мужчина — раз и он действовал в здравом «уме и твердой памяти» — два, а она, все же, была в дурмане. Мы же это понимаем и эмоциональное перевесило здравое.
    Ведь если брать главное, то он прав. Другой вопрос исполнение этой правоты. О ней можно сказать коротко — «С ней все ясно. Муж болен, а она в это время …» такая сякая. Все ясно с ней.
    А вот он так не должен был поступать. Вот это и вышло на первый план, а ее ушло на второй. Но не думаю, что в этом фильме, это была сознательная манипуляция. ТОГДА.
    Я так думаю.

  3. NbuhRjirby (автор)

    «Но не думаю, что в этом фильме, это была сознательная манипуляция. ТОГДА.
    Я так думаю.»
    — что-то Брагинский с Рязановым очень много тогда несознательно неманипулировалли. Ага! Вертопрах и алкоголик Лукашин уводит невесту у положительного, но скучного, сцуко, Ипполита. Положительный следак выносит из музея картину. То-то один из них позже стал прорабом перестройки, азартно разрушающим отечественный кинематограф, и, кстати, не снявший после этого ничего достойного.

  4. нафаня

    Да весь синематограф воспеванием плядства давно кормится.
    Любой фильм возьмите, везде один и тот же тошнотворный тухляк.
    На чём-то приличном, не взятом из голов иудушек-торгашей
    чичас бабла не сделать. Даже если захочет какой-нибудь
    режиссер что-то «высокое» сваять — так пля, не дадут же.
    Сразу накинется туева хуча «профессиональных советчиков»,
    на поверку просто окуительно лично заинтересованных
    с «железобетонными» аргументами, что мол «щас так не снимают,
    и это ныне ващще не в тренде, и тебя не поймёт тусовка, и пр. пр.
    куйня на постном масле. Короче заипут этому тарковскову или
    сплибергу (кем каждый из них себя наверняка считает) мосК и
    он начнёт лепить вовсе не «великое, доброе, вечное». Для этого
    ещё оказывается сука, талант нужен и не только сценаристко-
    режиссёрский, но и актёрский, а с эти как всегда увы, напряг.
    Для того, что-бы «говнюка» сыграть, таланта особого не нужно.
    Будь самим собой и фсё. А что-бы без видимой фальши приличного
    человека сыграть, тут пля, попотеть надо, напрячься, душу
    вложить. А где её сука взять? Короче потрудится, а не просто дёшево
    покривляться. Вот и не выходит у них ничего, кроме серенады похоти
    и запорхавшим бабочкам, нихрена не осознавая, что это вообще то
    больше похоронный марш ещё по одной семье. Но им и это пох,
    главное что? — Правильно, главное — сиюминутный успех, аплодисменты,
    мимолётная слава, а что по сути людей отравой или дерьмом накормили —
    так это им наплевать — «пипл схавает и ващще, все вы типа быдло,
    а ОНЕ Ж ХУДОЖНИКИ, ИПОНА МАТЬ».
    По большому счёту, большинство из них несильно отличаются
    от приснопамятного Павленского, того самого иплана,
    что прибивал свои яйца к Красной площади, за что и попал
    на нары (видите ли, никуя фемида не разбирается в перфомансе),
    а потом уже во Франции за те же ипанатские художества залетел.
    Да и власти по большому счёту такая муйня тоже на руку.
    Пусть мол эти крикуны куй знает чем занимаются, лишь бы
    ей не мешали, да народ не мутили и не лезли к ней с вопросами,
    а их ныне больше чем докуя.
    Короче, плядство — обыденность. Оно отовсюду, и в ящике,
    и в повседневной жизни, что мОлодеж и хавает за обе щёки.
    Типа воспитывается и самообразовывается. :oops:

  5. Адреналин

    — Фильм «Служебный роман» старый, добрый советский фильм и я лично сколько ни смотрел его, не заметил никакого манипулирования. Женщина(Ольга) влюбленная в мужчину(Юрия) никак не посягала на его свободу и тем более не старалась развалить семью или развести на секс. Не было в фильме никакого блядства в отличие от современных фильмов. Другое дело что мужчина(Юрий) все опошлил, опозорив женщину(Ольгу) в стремлении спасти свою репутацию и избавиться от сплетен. Я думаю если этот фильм снять сейчас на новый манер, эти же герои будут думать только о потрахушках изображая любовь и никому до этого дела не будет. Большинство вообще не знают что такое любовь и часто путают ее со страстью. Сколько угодно есть в интернете женщин изображающих любовь, в стремлении развести на бабки мужчин или просто потрахаться. То же самое можно сказать и про некоторых мужчин в отношении женщин. В наше время очень трудно стало выражать истинное чувство и напротив опускаются до бравады рассказывая сколько баб(мужиков) у них было… Очень мало людей ценящих и берегущих истинные чувства.

    1. NbuhRjirby (автор)

      Жаль. Всё достаточно ясно в пределах того, что в можно было снять в то время. Желаю вашей жене знать, что вы работаете бок о бок со своей бывшей любовницей, восемь часов в день пребываете рядом. Видеть, как весь вечер чужая тётка танцует с вашем мужем, разве что не вешается на него. Надо быть О-Ч-Е-Н-Ь мудрой женщиной, чтобы не выносить мужу мозг.

      «Женщина(Ольга) влюбленная в мужчину(Юрия) никак не посягала на его свободу и тем более не старалась развалить семью или развести на секс.»
      — задайте себе вопрос, а если бы Юрий ответил на её письма, ради воспоминаний походил бы по их прежним местам, сходили бы в кафе, кино, парк, а там и поцеловались бы, а там и дальше. Может и не было в её голове злонамеренного умысла, но логика развития отношений к этому привела бы. И разве, положа руку на сердце, если бы Самохвалов предложил Рыжовой «отношения», она смогла бы устоять? О чём говорят все её действия? Ответьте себе честно.
      Вы, к сожалению, кушаете то, что подают, не слишком разбирая блюдо на ингридиенты. А, значит, вы и есть объект и жертва манипуляции.

      1. NbuhRjirby (автор)

        ЗЫ. Это не отменяет того, факта, сто я очень люблю этот фильм. Считаю его лучшим фильмом Рязянова.

      2. Адреналин

        — Ничего вы не поняли ) Речь шла о том что в фильме не было никакого блядства.
        Ольга не была любовницей Юрия ) Она была просто влюблена в него )
        Юрию следовало тактично поговорить с ней не устраивая скандала.
        Логику развития событий в фильме вы не знаете, просто фантазируете. Вот если б он ей предложил да она бы не устояла вот это дааа… А если бы не предложил, а если бы другая предложила а если, а если бы…А если бы во рту росли бобы, то был бы не рот, а чистый огород ))) Далее… Никаких любовниц у меня нет ) Тем более на работе… И да я вижу что вокруг творится, даже были предложения ) мне это не надо ) Кушаю я не все что подано, а то что мне нравится и да мною трудно манипулировать, хотя бы в силу моего жизненного опыта )
        Так что желая что-то против меня все это отскочит и вернется к вам бумерангом.

        1. NbuhRjirby (автор)

          А он не говорил? Нам показали только последний» «Ты вынуждаешь меня заходить на работу в окно». Куда уж яснее ясного!

        2. NbuhRjirby (автор)

          Недавно все предполагали насчёт живого, не киношного автора вот этой темы: https://istorii-izmen.ru/2859-durackie-pocelui.html
          А человек — мыслящее существо и обязан предполагать и предвидеть, чтобы этого избежать. Не знали?

          Вам просто жаль расставаться с иллюзиями. Мне вас жаль. Такие как вы хотите быть обманутыми и будете обманутыми.

          1. Адреналин

            — Ничего вы не поняли ))) Блядства не было, а была простая влюбленность… Так фанатки влюбляются в кумира, такова и первая любовь. Любить не грех! А то, что вы там домыслили это только ваши фантазии, а не логика фильма! Вы даже не зная меня как человека приписываете мне какие-то иллюзии. Более того тычите мне это под нос. Я же живу так, как МНЕ ХОЧЕТСЯ И КАК МНЕ НРАВИТСЯ. Понятно изложил?

      3. Зорька

        «Желаю вашей жене знать, что вы работаете бок о бок со своей бывшей любовницей, восемь часов в день пребываете рядом. Видеть, как весь вечер чужая тётка танцует с вашем мужем, разве что не вешается на него. Надо быть О-Ч-Е-Н-Ь мудрой женщиной, чтобы не выносить мужу мозг.»

        Зачем вы такое желаете? :|

        1. NbuhRjirby (автор)

          Просто пусть поставит себя на место Самохвалова

  6. NbuhRjirby (автор)

    Я намеренно вынес за скобки основную сюжетную линию. Там как раз всё ровно. Золушка наоборот. Но тут вопрос другой, а что мешало раньше главгероине привести себя в порядок? Только появился, завалящий поклонник, замухрышка, если честно, у неё сразу выросли крылья. Жаль упущенного времени, могла бы и раньше. Но… они работают над собой, преодолевают в себе что-то , меняются. А Оля как порхала, так и порхает. Мыслительные процессы не для неё, она вообще с головой не дружит. Снисходительность главных героев в её отношении как раз и объясняется тем, что им счастье привалило так, что хочется поделиться, всё видится в розовом цвете.
    Между прочим, Новосильцев, как друг, первым мог бы одёрнуть свою старую подругу: «Ты чё сцуко творишь? У тебя муж несколько месяцев назад при смерти был, вообще инвалидом может остаться. Тебе ещё сына поднимать, а ты за чужим, ЧУЖИМ (!) мужиком бегаешь. Вспомни как она с тобой поступил …надцать лет назад! Думаешь он изменился? Он и сейчас нагадит и в кусты, а ты останешься обтекать». Хорош друг, которого хватило лишь постфактум дать пощёчину Юре.

  7. Адреналин

    — Размышления автора напоминают анекдот. Увидел мужик красивую девушку. Думает себе: Вот я подойду и познакомлюсь, приглашу к себе и мы потом поженимся, а она изменять станет. Ну ее… Лучше пойду мимо )))

  8. Nobody911

    NbuhRjirby (автор) 22.08.2018 в 09:16
    Недавно все предполагали насчёт живого, не киношного автора вот этой темы: https://istorii-izmen.ru/2859-durackie-pocelui.html
    Прикольно…. Хорошо помню эту тему, по тому, что я до нее на этом ресурсе был лишь читателем… Самый первый мой комментарий был именно в ней аж в далеком 2016 году (Ну вы даете не даст соврать :smile:)
    По чему вы вдруг про нее вспомнили? Вам кажется что ее автор вымышленный персонаж? А если бы я вам показал ее страницу в одноклассниках, где она с тремя детьми и мужем фоткаются на той самой даче в 2015 году… тогда бы вы поверили?
    А вы думаете почему я так усиленно настаивал на том, что бы она зарегистрировалась на ресурсе? Правильно, что бы ей личные сообщения написать и поговорить тет-а-тет. Скажу так…. она была со мной откровенна, измены не было, автор реален. Ссылку на страницу не дам — обещал этого не делать.
    Вот как то так….

    1. NbuhRjirby (автор)

      Нет, просто все домысливали и выстраивали логическую цепочку: целовалась-пошла к нему домой-слушали музыку-переспали. И убеждали её, что скорее всего перепихон не получился из-за своевременного (или несвоевременного) вмешательства мужа на одном их этапов. Тогда насчёт неё все рассуждали вполне логично и мотивировано И вы в том числе). А как до киношного персонажа, то логика у многих отказывает под давлением авторитета авторов пьесы. «Хотелки» Адреналина, что Оля бы опомнилась и никогда-никогда необоснованы. На этом сайте масса примеров когда отличные матери и любящие мужа примерные семьянины причитают: «незнаюкакполучилось» «крышуснесло», «влюбилась». Пролистайте сайт — найдёте массу примеров, что происходит, когда на горизонте появляется «бывший».

      1. NbuhRjirby (автор)

        И рад за ту девушку.

  9. Зорька

    Дискуссия напоминает мою бабушку и ее сестру, живо обсуждающих очередную серию Санта Барбары. Мне ещё в детстве было забавно наблюдать за ними, как они самоотверженно пропускаю через себя все придуманные проблемы главных героев. И так искренне переживают. ))) конечно же Санту Барбару с этим фильмом не сравнить. Фильм потрясающий )) а фразы-сорванцы Новосельцева можно цитировать не уставая: — «но тут вы заплакали, и я вдруг подумал что вы нормальная». «У меня двое детей — мальчик и мальчик.» » Подождёт ваша куча». «Шура очень активная, ее выдвинули на общественную работу, и никак не могут задвинуть обратно.» » Так вы ещё и драчун! Да, я крепкий орешек.»)))))))) И что-то там про детей, которые появляются согласно штатному расписанию с уже утвержденным окладом и должностью.
    Простите за не точность цитирования. Что удалось вспомнить.
    Что касается Оли — дура дурой. Влюбилась… вернее не переставала любить… Ну так, ее проблемы. Какого ххэ создавать проблемы другим. Писать любовные письма!!! Не была б она героиней, такого прекрасного фильма, а обычным посетителем этого сайта)), да выложила бы всё это , ее, трепещущее, порхающее… на растерзание местным обитателям. Кем бы она тут была??? ))))
    Ну да ладно.
    Оля поступила по свински. ЛЮБОВНЫЕ письма женатому мужчине!!! Ясно что ее нужно было остановить. Ненавижу таких баб которые своей … лезут в чужие семьи. Она лезла, со своей любовью, и это факт.
    Но! Юра гавнюк ещё тот. Фраза про окно, конечно могла бы произвести впечатление для Оли, но не для дико взволнованной от любви Оли. К тому же эта фраза, содержала в себе больше приятной лести к сложившейся ситуации, чем желание действительно остановить Олю. Такого редкого паршивца как Юра поискать нужно. Самое обидное, что именно такие, как раз, далеко идут, как Новосельцев сказал.
    Так вот, прежде чем эти письма попадут в профком (если уж так повелось, на то время), а вообще, для меня, это все так дико, ппц, омерзительно…Так вот, прежде чем письма попадут в профком, нужно было Юре
    самостоятельно остановить назойливое внимание Ольги. Он же крутой начальник. Достаточно было бы ему самому откровенно пристыдить ее (не фразой про окно) а более вразумительно. К примеру ошарашить откровенной неприязнью — ты мне противна, не лезь в мою жизнь, не порти мне репутацию — дура. Ей в глаза. Жёстко и доходчиво. Я думаю, вся любовь бы ее прошла на раз-два… а так он как крыса Оле улыбается, солнышко и тд… А за ее спиной строит жертву которая подверглась нападению одичавшей бабы … Бедняга… А лесть свою, к ее письмам, за печальным образом перед Шурой скрывает. Вот и герой. Какашка с Мальборо в зубах…
    А как он Прокопьевне заливал про идею Новосельцева «приударить»?
    Так что оба молодцы.

    Ну вот, и я себя чувствую своей бабушкой, распереживалась за героев. )))

    А влияние СМИ можно остановить только ядерным взрывом , увы. Взять допустим, фильм «Агора». Сколько возмущений он вызвал. Когда бороться невозможно, остаётся только адаптироваться и не терять головы.

    1. Nobody911

      = Оля поступила по свински. ЛЮБОВНЫЕ письма женатому мужчине!!! Ясно что ее нужно было остановить. Ненавижу таких баб которые своей … лезут в чужие семьи. Она лезла, со своей любовью, и это факт.=

      Поддержу твои слова на 100% Я тоже считаю что Оля носилась со своей любовью как с писаной торбой и считаю такое поведение (кого бы то ни было) недопустимым! Это не любовь а простой бабский эгоизм который примерно можно охарактеризовать как: «Он такой классный, себе такого же хочу и точка». Любящий же человек, желает объекту своей любви счастья, а не ОСЧАСТЛИВИТЬ ЕГО СВОЙ ЛЮБОВЬЮ ПО СРЕДСТВАМ ОБЛАДАНИЯ ИМ, ЧЕРЕЗ РАЗРУШЕНИЯ ЕГО ПРЕЖНЕЙ ЖИЗНИ.
      Но как женщину ее понимаю… Самое правильное поведение на месте мужчины в такой ситуации это, грамотно и плавно перевести Олину страсть в разряд дружбы, не отвергая ее ухаживания резко, а методично давая ей понять, что она может рассчитывать лишь на дружбу и не более. Я бы так и поступил.

      1. Зорька

        «…перевести Олину страсть в разряд дружбы…»
        Не факт что получилось бы быть дружбе, как подобает настоящей дружбе.
        Ну или, это, пока что, моему уму непостижимо.

        1. Nobody911

          Если бы мне это не пришлось делать… и оба раза все как то само-собой разрулилось, хотя в первом я сам виноват, что дал неудачным намеком, надежду на что то такое, что потом девичьей фантазией было раздуто до якобы свершившегося факта… А второй раз — классика жанра. Я как то про это писал уже год назад. Моя начальница захотела приключений на её пятую точку, ошибочно назначив в свои фавориты меня… Она тогда еще не знала, что этот выбор был самым худшим из возможных :lol:

          1. Зорька

            :smile:

    2. NbuhRjirby (автор)

      Я же об этом и писал:
      — «Несомненно, первое время после новой встречи Юрию льстило, что о нём помнят и по-прежнему любят».
      И так же писал, что её за плечи потрясти надо было что-ли, оплеуху дать в конце концов, водой полить как Новосельцев Калугину.
      Юра выбрал самый мерзкий путь, но зато самый эффективный

      1. Зорька

        Оплеуха и вода — не то. Неоднозначные действия.
        Нужно было впечатеть ей в мозг, свое безразличие к ней. И если понадобилось бы, то в грубой словесной форме.

        Но в целом наши мнения схожи.

        1. NbuhRjirby (автор)

          За скобками жена Самохвалова. Вот кого жаль, так жаль. Она же думает, что Юра женился на ней по большой любви, а он ради карьеры бросил любимую девушку. Нет сомнения, что достигнув положения, или обнаружив какую-нибудь выгоду для себя, Юрий навесит благоверной ветвистые рога или поступит так же как и с Олей. Просто его положение пока шаткое. он всего лишь только что назначенный зам. Его задача — подсидеть Калугину или уйти в министерство пока не выполнена

          1. Зорька

            Вы по-моему слишком погрузились в мир выдуманной истории. Фильму сто лет в обед. Да, в обед. Он не только что назначенный зам. Он сорок лет назад назначенный зам.
            Вас похоже нужной водой освежить
            Вернитесь, вернитесь к нам в 2018!!!

  10. AlhtyAkby

    Вот если б Оля была конченой блядью, да Юрасик бы ее выставил в блядском коллективе это был бы никем незамеченый номер )) И подошел бы скотина какой-нибудь к Юрочке, потрепал его за плечо и сказал: Да чего ты орешь? Все знают, один ты не пробовал! Но это если б да кабы…. А так фильм как фильм, и хотя Оля дура и Юра мерзавец, но это как говорится «жизнь». В жизни есть и дуры и мерзавцы покруче героев старого фильма )

  11. NbuhRjirby (автор)

    Лишний раз убеждаюсь, что сходное к сходному липнет. Сегодня зашёл на новый блог моего любимого культуролога и хорошего друга Зины-Корзины и наткнулся на её рассуждения по аналогичной теме. Рад, что наши мысли сошлись. Только она, со своей женской колокольни, как-то покруче судит:

    Блондинка в тёртых яблочках

    Она милая-милая, наивная-наивная, сладкая-пресладкая. До приторности. Её принято жалеть — она любила, а её — опозорили. Она писала искренние и поэтичные строки, а её предали по полной программе — предложили разобрать на месткоме. Какая сволочь, этот Самохвалов! Ату его, ату! А Оленьке всего-то хотелось разбить чужую семью. Или, на худой конец, переспать с чужим мужем.

    Она хотела быть счастливой, а её не поняли. Ну, что с того, что мадам Самохвалова, которая упорно игнорирует тёртое яблочко, будет переживать? Что с того, что Оленькин муж — товарищ Рыжов (у которого только что оперировали язву), может получить ещё одну? Подумаешь — взрослый сын! Главное — быть счастливой.

    И Оленька старается — она прижимается к Самохвалову в танце, критикует кулинарные способности его жены и напоминает о поцелуйчиках институтской юности. А потом — приглашает мотануть куда-нибудь после работы. И страшно досадует (чуть не плачет), когда «…дорогой, любимый мой Юра» тактично увиливает от этого более чем конкретного зазыва. Она ежедневно пишет письма своему начальнику (скорее всего, на рабочем месте — изображая ту самую иллюзию движения — помните мобиль в квартире у Юрия Григорьевича?).

    Разумеется, Самохвалов поступил гадко, не по-мужски и, по большому счёту, Новосельцев совершенно правильно его ударил — Анатолий Ефремович заступался за Олю, как за подругу студенческой юности. Но так ли уж хороша взрослая женщина (а не девочка-дурочка), решившая перечеркнуть устоявшиеся отношения сразу двух семей — своей и Самохвалова? Надо ли вставать на её сторону? Шурочка — патентованная идиотка, но даже и она — более права, когда говорит о неприличии момента.

    Судя по всему, у «блондинки в жутких розочках» этот служебный роман не первый. Смею предположить, что она имела некоторые отношения даже и с разведённым Новосельцевым, но к моменту начала повествования и это перегорело, приобретя привычную форму старой-институтской-дружбы. Могу подумать, что Ефремыч до сих пор испытывает чувство вины. Мается. Думает. Он — такой. Рефлексирующий пролетарий умственного труда. Олик не рефлексирует. Олик — липнет и сливается, но — штурмует закрытые двери.

    И что стоит за фразой преображённой Калугиной: «Заходите, посплетничаем…», которая обращена к Ольге? О чём? Может, как раз о Новосельцеве? Что же такое Оля, если не гадюка? Но! Акценты в фильме расставлены таким образом, что зритель как-то автоматически жалеет Рыжову. А зря, на мой взгляд, потому что строить своё счастьице на разрушении семей и устоявшихся социальных связей — по крайней мере, непорядочно… Эх, тёртое ты яблочко, Оля!

    Зина Корзина (с)
    https://zen.yandex.ru/media/zina_korzina/blondinka-v-tertyh-iablochkah-5b2f42bcbf667300a99b09f4?from=channel

  12. нафаня

    =В жизни есть и дуры, и мерзавцы покруче…=

    О, ИСТЧО КАКИЕ :???:

  13. Адреналин

    — О мне предлагают встать на место Самохвалова! ))) Никак не войду в роль, ну разные мы… Но вот что мне в голову пришло? ТигрКошка — женщина! А ладно хоть сам черт)
    А давайте переиграем… Пускай как автор считает Олечка такая сучка что ни боже мой… И клеится к этому Самохвалову с целью переспать, а поскольку он понимает только язык любви притворилась смертельно в него втюханной. И клюнул лохушка Самохвалов… И пошли у них воздыхания чисто платонические сначала, да вцепилась Олечка намертво и предложил ей Юрочка женихаться а она ни в какую, мужа де жаль… И где тут любофф подумал Юрик, пошел в профком и давай чехвостить сучонку…. И знаете мне НИКОГО не жалко…. Да плевать… Блядство наказуемо.. И вот вспомнилась мне фраза авторши что жена Юрочки ОЧЕНЬ МУДРАЯ ЖЕНЩИНА… а может так и есть? А все остальное если примерить этот фильм к современной реальности выходит ни то ни се… Конец закономерный и никого не интересует.

    1. NbuhRjirby (автор)

      Не угадал. «Y» — «Н». Имя и фамилиё (видовое имя и родовое)

  14. NbuhRjirby (автор)

    Зорька 22.08.2018 в 16:58
    Вы по-моему слишком погрузились в мир выдуманной истории. Фильму сто лет в обед. Да, в обед. Он не только что назначенный зам. Он сорок лет назад назначенный зам.
    Вас похоже нужной водой освежить
    Вернитесь, вернитесь к нам в 2018!!!

    — Я писатель, я живу в реальном мире выдуманной истории. Герои любят, изменяют, плачут и переживают как и в реальности. Для меня мои герои ЖИВЫЕ, как живыми я ощущаю и персонажей этой истории. Собственно, я и появился на этом форуме в поиске историй и реальных жизненных ситуаций. Знаете, уже помогло.

    1. Зорька

      А я не писатель. Я, время от времени обитатель этого сайта.

      «Собственно, я и появился на этом форуме в поиске историй и реальных жизненных ситуаций.»

      И много нашли реальных историй?
      Зачем вам реальные? У некоторых выдуманные, круче всяких реальных получаются. А добавить вашу фантазию, так вообще шедевры будут.

      «Знаете, уже помогло.»

      Знаете, тут наверное, следовало бы порадоваться за вас. За то что, этот сайт, каким-то образом помог вам черпнуть вдохновение и опыт для написания чего-то там… не знаю, что вы пишете. И вы знаете, я пожалуй, порадуюсь за ваш успех. На здоровье.
      Только имейте совесть впредь не афишировать свой успех в творчестве за счёт горя обычных людей.

      1. NbuhRjirby (автор)

        За кого вы меня принимаете? Никаких реальных историй, только мотивы на тему и компиляция. А ещё — понимание как действуют люди в стрессовых и пограничных ситуациях. И это не единственный сайт, куда я захожу за человеческим опытом. Есть ещё психологический форум, вумен ру, и,конечно же, АБФ, куда же без него!

        1. NbuhRjirby (автор)

          ЗЫ. «Никаких реальных историй», — это я в смысле того, что ни одну реальную историю я механически не перенёс в книгу.

  15. Зорька

    «Никаких реальных историй», — это я в смысле того, что ни одну реальную историю я механически не перенёс в книгу.»

    Я в этом мало что понимаю, но это, видимо, достойно уважения.
    Не обижайтесь, но способы выкраивания всяческой инфы для саморазвития в области творчества меня мало интересуют. Я мама и жена, и руководствуюсь по жизни своим умом и интуицией. Тем что Бог дал.
    Спасибо. Удачи в творчестве.

    1. NbuhRjirby (автор)

      И вам удачи и счастья. Быть мамой и женой — высшее и самое почётное звание для женщины.

  16. нафаня

    =ни одну реальную историю я механически не перенёс в книгу=

    Однако про профит не забыл.
    Кто-то учась на чужих ошибках и примерах, пробует наладить свою
    жизнь, помочь близким, или друзьям, а кто-то на этом шкурный
    интерес поиметь. Ничего не смущаются и нигде не теряются :idea:

  17. AlhtyAkby

    — Тут нечего угадывать ))) Писатель ) А я не видел чтоб мужик так цеплялся за старый советский фильм с целью продавить свое мнение…

  18. Nobody911

    NbuhRjirby (автор) — надеюсь вы тут на нас не тестируете свои модернизированные истории? А то это бы было уж совсем как-то не комильфо. ;-)
    Я считаю, что ваша работа нужна и важна, если же она конечно учит людей человеческому, справедливому, здравому, искреннему и пусть даже черпая свое вдохновение тут, не в этом суть. Догадываюсь что такие примеры поведения труднее продать, пипл же скорее схавает «жарененькое» нежели человеческое. Но что то же нужно противопоставлять тому, что льется в наши мозги из СМИ.
    Сознание вашего читателя, должно иметь примеры адекватного отношения к такому древнему человеческому пороку как измена ближнему. Примеры, когда человек поступает по человечески, а не…… основывая свое поведение лишь на хотелках, эгоизме и животных инстинктах.

    1. NbuhRjirby (автор)

      Я понимаю, есть здесь тонкий момент. Люди сюда приходят с бедой, а тут кто-то как вампир подпитывается чужой болью. Но мне кажется, всё дело в мере деликатности. А так, все при написании берут истории из жизни. А мы потом гадаем: что автор списал с себя, а что со своего друга или подруги. Например, кто из жён Булгакова послужил прототипам Маргариты? А кого он подразумевал при написании Семплиерова, Берлиоза, Бездомного… А ведь Булгаков в романе прошёлся по всему тогдашнему зверинцу.

      Кстати, готов для успокоения местной публики выложить отрывок получившейся истории. Может кто и найдёт: что из какой истории стащено.

      1. Nobody911

        А давай… мне бы было любопытно почитать, так сказать, как любителю препарировать и раскладывать на отдельные составляющие… а заодно проанализирую твой слог и манеру, в свете сравнения с теми историями которые тут появлялись год-полтора назад… Я тогда с кем то из здешних поспорил, про то что ТАКОЕ вполне может в жизни произойти, но вот так описывать события, будет лишь сторонний наблюдатель, а не непосредственный участник событий… Может я коньячок то и выиграю наконец ;-)

  19. NbuhRjirby (автор)

    Да уж… На меня произвело впечатление как вы препарировали ту историю с поцелуями и почти изменой. Всё очень точно той девчонке по полочкам разложили. Ей бы, после ваших раскладов, понять и зарубить себе на носу, что самого финала не произошло только потому, что их прервали в середине пути.

    Предупреждаю, история пока очень сырая, над диалогами пока надо работать. Что-то точнее прописать. И ещё. книга из жанра исторической фантастики (попаданцы), это не главные герои, а просто с ними связаны. Главгероиня — шестнаадцатилетняя девочка, попадающая из 1 августа 1914 года в наше время. Её пытались засунуть в психушку, продать в сексуальное рабство и т.д. Дядя Женя — сутенёр, причастный к похищению девушки. Это глава о его семье.

    Перечитаю. чтобы не было откровенных косяков и начну выкладывать.

  20. NbuhRjirby (автор)

    Глава 4. Конец Дяди Жени

    «Нет, нас не провожали,
    Не плакали вослед;
    Мы смылись, мы бежали —
    Мы заметали след…»
    Редьярд Киплинг, перевод В. Топорова

    О произошедшем накануне, 1 апреля 2014 года, Дядя Женя узнал, когда отвез девочек в школу, жена предпочитала добираться общественным транспортом, и направил колёса в сторону своего офиса.
    — Приве-е-ет! – обыкновенно томный голос одной из его самой доверенных фемин на сей раз был неестественно возбуждён. – Ой, Дядечка Женечка, а зна-а-ешь, что вчера на боях без правил бы-ы-ыло?! Не-е-ет? У-ужа-а-ас!
    Он так и представил, как Карина картинно закатывает глаза, прижимает ладони к щёкам и качает головой из стороны в сторону. Насколько он помнил, она должна была вчера сопровождать на бои в качестве эскорта одного старого, но богатого папика.
    Сутенёр тоскливо глянул на хмурое небо, поёжился, включил громкую связь и обречённо приказал:
    — Расказывай!
    Однако, по мере того, как из динамиков телефона лился обрадованный голос сплетницы, лицо его становилось столь же хмурым, что и сегодняшнее небо. Нога сама собой плавно переставала нажимать на педаль акселератора. Очнулся Евгений Дмитриевич лишь тогда, когда вокруг стали отчаянно сигналить растяпе-водителю. Тогда он аккуратно вырулил в крайнюю полосу, припарковался возле бордюра, выключил громкую связь и крепко-крепко задумался. Мысли роились в голове, и все были одна мрачнее другой. Ясно было, что в их расклады вмешалась какая-то неизвестная сила, которая вполне возможно могла стать той критической массой, которая грозила обрушить неустойчивое равновесие. Это как один маленький снежок на вершине горы вызывал сход всей лавины. Из задумчивости сутенёра вывел очередной звонок:
    — Здравствуй, дорогой. – раздался из телефона бесстрастный, оттого жуткий голос Игоря Ивановича Преснякова. – Не заходишь, совсем забыл старика.
    — Да я… — начал было что-то блеять Дядя Женя, но был безжалостно прерван абонентом.
    — А наш префект опять кое-что отчебучил. – ироничный тон, а также то, что Гоша Пресненский сознательно повысил Минкина, не предвещало для того ничего хорошего. – В общем, приходи, дело есть, перетереть надо.
    А вот последняя фраза означала неприятности уже для самого Захрустко.
    Действовать нужно было немедля, и план действий сложился в голове сам собой. Тем более, что уже некоторое время Захрустко жил в ожидании чего-то подобного, ощущение стало осязаемым, что чувствовалось буквально кожей, после истории с Ташей. Он вышел из машины на тротуар. Достал из телефона симку, сломал её на несколько кусочков и выбросил в урну. По этому же маршруту отправились и обломки его нового айфона, который он перед этим с особой тщательностью раздавил ногой. Только после этого он доехал до ближайшего разворота, совершил манёвр и, уже не считаясь с ПДД, помчался в сторону дома.
    Взлетев на четвёртый этаж и рухнув на диван, он отдышался и унял сердце, грозившее выскользнуть из груди. Машинально включил пульт от телевизора, любил он, чтобы во время работы фоном звучал телевизор. Возникшая на экране рожа диктора бесстрастным голосом озвучивала оперативную сводку. Захрустко пружиной вскочил – нечего разлёживаться, когда дорога каждая минута. Быстро-быстро, деньги и ценности в одну сумку, одежда девочек в другую, себе кое-что, жене побольше, хотя брать её или нет, ещё не решил. Сердце опять пронзила боль, когда в карман положил флешку с записями – там разберёмся. Всё! На первое время хватит. Направляясь в ванную комнату, услышал, замерев на полпути:
    «… труп заместителя префекта Центрального округа столицы был обнаружен полицейским патрулём в Бутцевском лесу без всяких признаков насилия. По свидетельству патрульных, покойник лежал в собственных рвотных массах, а возле трупа найдена недопитая бутылка водки. Как объяснили коллеги покойного, в последние полгода он находился в угнетённом состоянии из-за развода с женой, стал злоупотреблять спиртными напитками, неоднократно нарушал трудовую дисциплину. По факту смерти гражданина Минкина возбуждено уголовное дело, основная версия следствия – задушение в результате аспирации рвотными массами».
    Ну, вот и всё! Охота началась. Сутенёр не тешил себя пустыми иллюзиями: он будет следующим, и опасность угрожает не только ему, но и его семье. Спастись можно будет только вместе! Вспомнив про семью, вспомнил и про жену бедолаги – Минкина, хоть и бывшую. Он метнулся к своему Лэптопу и набрал сводку УВД Москвы. Вздохнул с облегчением: «Жива, пока! Тоже стоит предупредить.. Ах!» В памяти всплыла сцена поиска потеряшки на квартире у Ольги Львовны, кого она там искала? Какого-то Николку! А что если?.. Пазл сложился. Теперь осталось взглянуть на оперативную сводку по области. Так, пожар в селе Владимировка, в доме местного предпринимателя Корнеплод, никто не выжил. Брательника Минкинского Захрустко не знал, а вот с Иринкой, по правде говоря, встречался, да что встречался, работала она у него, прежде чем к Русланчику перебраться, о чем тот и не догадывался. Жаль её, хоть и сука!
    Своего друга, помощника и компаньона он убил с особой жестокостью: старый лептоп постигла участь нового айфона. Достав из шухляды с разной дребеденью старый, ещё чёрно-белый Siemens, вставил в него левую симку – пока пойдет, он снова со связью. Осталось выкинуть обломки ноутбука на мусорку, и прощай родной дом, увидеться с ним суждено будет нескоро.
    Ехать до школы, где учились Маша и Саша, было временем десяти минут. Директор пробовал было урезонить Дядю Женю:
    — Евгений Дмитриевич, прошу вас, подумайте. Отрывать девочек от учёбы это знаете ли… Тем более, что осталась всего одна четверть. А там новая школа, новые требования, новый коллектив. Пока они будут привыкать выстраивать новые отношения, учебный года пройдёт, И он будет насмарку!
    — Я уже всё решил, Константин Эдуардович! Обстоятельства, знаете, ли… Потрудитесь подготовить документы.
    — Ну, как знаете! Зайдите через полчаса.
    Полчаса! Да это целая вечность, когда счёт идёт на минуты. Ладно, перетерпим. И Захрустко отправился в классы – забирать девочек.
    Притихшие сестрёнки затаились на заднем сидении авто и напряжённо вслушивались в тревожное молчание папы. Родителем Евгений Дмитриевич был всегда снисходительным, души не чаявшим в своих дочурках, поэтому строгое «Все вопросы потом» заставило насторожиться. Да они и сами понимали, что только что-то страшное, чрезвычайное заставило его забрать их с уроков. На улице папа забрал у девчонок телефоны, и под охи, ахи и крики проделал с ними ту же процедуру, что и со своими гаджетами за час до этого.
    — Молчите! Так надо. – вот и весь ответ, на страдания. А ведь полжизни лишил, целую Вселенную для девочек уничтожил. Неужели не понимает, что для них значит гаджет! Ой, да ведь мы не к дому едем.
    Он всё понимал, намеренно сделал как можно жёстче, чтобы стало ясно, что назад пути нет. Автомобиль, шурша колёсами, вкатился во двор, но к подъезду, в который более полгода назад Прыщ и Голубь втаскивали упирающуюся девочку, втаскивали навстречу своей смерти, сутенёр подгонять машину не стал, предосторожность прежде всего! Вместо этого он достал сигарету, надломил её, засыпал табак себе в рот и стал тщательно пережевывать его. Дочки, никогда ранее не видевшие папу с сигаретой, обомлели, а потом стали с интересом наблюдать за его манипуляциями. Евгений Дмитриевич бочком, вдоль стены, добрался до подъезда и смачно харкнул в глазок камеры домофона.
    — Путь безопасен! – прокомментировал он свои действия садясь за руль и подкатываясь на авто к подъезду.
    — Прямо Джеймс Бонд! – восторженно выдохнула младшая, и обе поняли, что случилось что-то действительно серьёзное, раз такой милый и домашний папа вдруг стал вести себя как супермен из боевиков.
    После известных событий августа прошлого года Дядя Женя, словно почувствовав, что над налаженным бизнесом нависла угроза, стал исподволь готовить пути отступления. Словно пелена с глаз упала, жить и работать рядом с бандитами стало невыносимым, и сутенер стал искать способ выйти из преступного сообщества. Квартиру, в которой жили Лана с Ташей, он, после их отбытия, не стал заселять новым контингентом и использовать в качестве борделя. Это не вызвало подозрений, использующиеся в качестве площадок для интимных встреч арендованные квартиры часто менялись. Жизнь есть жизнь, процесс есть процесс, у собственников съемного жилья могли поменяться планы: они могли эту квартиру продать, обменять, впустить новых арендаторов, заселить своими подросшими детьми. Вот и эту квартиру Захрустко тайно приобрёл в свою собственность, оформив сделку через третье агентство. Именно эта «двушка» была самым безопасным местом в Москве, именно здесь предстояло отсидеться его семье.
    Дочкам квартира понравилась. Нравоучения отца по поводу мер безопасности были восприняты всерьёз. С другой стороны, они уже начали привыкать к потере своих смартфонов и отнеслись к ситуации как к очередному приключению в стиле «Даров смерти» из серии романов про Гарри Поттера. Примирило их с ситуацией и то, что на новом месте был компьютер с доступом в интернет.
    — Ты куда? – вскинулась Маша, увидев, что папа собрался уходить.
    — За мамой? – вторила ей Саша, вцепившись в папину тенниску и просительно заглядывая ему в глаза.
    Дети – маленькие мудрецы, они не всё знают, но они всё чувствуют.
    — Да! Я её привезу, и мы всё расскажем. – пообещал он, отводя взгляд.
    На самом деле он ещё ничего не решил.
    ***
    Лекция подходила к концу, когда завибрировал телефон.

  21. NbuhRjirby (автор)

    На самом деле он ещё ничего не решил.
    ***
    Лекция подходила к концу, когда завибрировал телефон. Ксения Михайловна машинально посмотрела на экран – незнакомый номер – продолжила лекцию, сбросив вызов. Она давно уже взяла за правило не отвечать неизвестным абонентам, скорее всего опять реклама или очередной развод нежданным выигрышем. Но вызов возник вновь и был настойчивым. После четвёртого раза вислоухий студент Лёшка, смешно пытавшийся ухаживать за ней, нарушил тишину аудитории:
    — Да уж возьмите трубу, Ксения Михайловна, они просто так не отстанут. А мы подождём, и… никому не скажем.
    Наконец, она сдалась и, не обращая внимания на пятьдесят пар любопытных глаз, поднесла мобильник к уху.
    — Ксюша! – голос мужа был глух и напряжён, он старался говорить отчётливо, отчего сердце сжалось в тревожном предчувствии. – Случилось,.. то, о чём мы говорили. Надо уходить. О девочках не беспокойся, они уже на квартире.
    — Куда ехать? – дрогнувшим голосом спросила она, мигом ощутив жар на своём лице.
    Евгений Дмитриевич назвал адрес, не забыв добавить на прощание «целую тебя» и «люблю больше жизни».
    — И я тебя! – машинально ответила Ксения Михайловна, слова мужа о любви болью отразились в её душе.
    Радости студентов не было предела, когда они узнали, что пара заканчивается на двадцать минут раньше. Но у них хватило ума «Ура!» прокричать шёпотом, выйти из аудитории не как стадо слонопотамов, и так же тихо раствориться в необъятных холлах и бесконечных коридорах учебного корпуса.
    А преподаватель, вместо того, чтобы незамедлительно начать действовать, зашла в заваленную пособиями, картами, учебниками и прочей учебной дребеденью затхлую лаборантскую и села на стул, положив телефон перед собой. Ксения Михайловна приложила руки обратной стороной ладони к пытающим щекам и уставилась невидящим взглядом перед собой. Вот и всё! Пришло время сделать выбор! А с выбором закончится и та ложь, в которой она жила все эти годы.
    Словно в ответ на её мысли раздался требовательный звук рингтона, который она включила, когда закончила занятие. На сей раз, абонент был не анонимным, на экране высветилось кодовое слово «Коллега».
    — Ксюшенька! Зачем забываешь старого друга? Молчишь, не звонишь, не пугай меня.
    Ксения Михайловна содрогнулась. Какая мерзость! Только представила этого человека, его вытянутое лицо, его обтянутый кожей череп аскета, его впавшие синие щёки и пронзительные глаза, как сдавило грудь от ненависти и отвращения:
    — Я вас слушаю Игорь Иванович!
    — Мы о чём договаривались? Ты должна сообщать о каждом шаге мужа. – Гоша Пресненский отбросил фарисейство и престал корчить из себя «доброго дедушку». – Евгений Дмитриевич неразумно себя ведёт, выключил телефон, не появился на работе, забрал из школы дочерей.
    — Я ничего об этом не знаю, он мне не звонил.
    — Место, адрес, дорогая моя! Вы знаете, чем рискуете.
    — Я, кажется, уже перестала бояться.
    — Слушай, тварь, ничего ты не понимаешь своими бл…скими куриными мозгами. Положение очень серьёзно. Что-то раньше ты не брыкалась, речь идёт не об этих долбаных видеозаписях, они и без этого будут выложены в интернет, чтобы другим неповадно было Гошу Пресненского за лоха держать. Сейчас речь идёт о безопасности твоей семьи. – голос на том конце радиоволны стал угрожающим.
    Ксения Михайловна растерялась, и голос её задрожал:
    — Вы можете гарантировать, что моей семьёй ничего не случится?
    — Насчет мужа твоего ничего гарантировать не могу, всё зависит от его поведения. А вот дети будут в безопасности, иначе, сама понимаешь. – Гоша Пресненский сменил гнев на милость. – Но дочек спасёшь, да и тебя, красивую, в беде не оставим. Ты же наша!
    Её передёрнуло от отвращения в этому поддонку, она хорошо знала про его «милость».
    — Ну?
    — Я правда не знаю, Игорь Иванович. Возможно, они на съемной квартире., про которую я вам рассказывала.
    — Адрес?
    — Да не знаю я! – Ксения Михайловна чуть не плакала. – Муж позвонил с неопределившегося номера, сказал, что заедет за мной.
    — Хорошо! Сообщишь мне. И помни: у тебя две ДОЧЕРИ!
    Из телефона раздались звуки зуммера. Разговор окончен. И теперь её предстоит принять решение.
    На исходе прежнего тысячелетия жизнь стала налаживаться. Муж успешно развивал свой бордельный бизнес, появился финансовый достаток, и Ксения Михайловна смогла, наконец, закончить аспирантуру и защититься. Родилась дочь Машенька. Счастью Евгения Дмитриевича не было предела, на руках носил жену и дочь. Казалась, что всё хорошо, если бы… Если бы не ревность Ксении Михайловны, сжигавшая её всю изнутри. С детства родители привили ей высокие моральные принципы, супружескую измену она не приемлила независимо от причин. Ну не верила она, что муж, которого едва ли круглосуточно окружает целый сонм молодых и доступных красоток, ни разу не поддался искушению. Умом понимала, что это всего лишь работа, что ради семьи, ради её научной карьеры он пожертвовал любимым делом, что их достаток и благосостояние его рук дело, но в душе горел неугасающий огонь ревности. Каждый раз, провожая мужа в ночь, на работу, Ксения Михайловна представляла своего благоверного в объятьях очередной фемины. В семье назревал серьёзный кризис.
    Спустя пару лет после рождения дочери у Ксении Михайловны от рака умер отец, сгорел за два месяца. Она извелась вся, ухаживая за больным, а когда он отошёл в иной мир, думала, что не переживёт от горя, вся почернела, исхудала. Евгений Дмитриевич, видя всё это, отправил жену на месяц в Испанию на море: отдохнуть, подумать, развеяться, набраться сил. Сам он оставить бизнес не мог, да и за Машенькой пригляд нужен был. В самолёте Ксения Михайловна познакомилась с соседкой, тоже москвичкой, летевшей на юг отдохнуть от отупляющей офисной работы и мрачного камня большого города. Лиза оказалась весёлой и лёгкой на подъём, заводилой, повсюду таскающей свою мрачноватую подругу. Постепенно бесшабашностью заразилась и Ксения. Вечеринки менялись дискотеками, пляжи – барами. Так незаметно пролетел почти весь отпуск. За три дня до отлёта Ксения с Лизой пошли на местную испанскую барахолку – подобрать каких-нибудь экзотических сувениров своим благоверным. Прошли и… заблудились. Как ни пытались, спросить дорогу, никто из местных арабов русского языка не знал. И тут, о чудо, к девушкам подошли два молодых мужчины и, представившись Алексом и Вованом, предложили помощь, которая с радостью была принята. Вскоре они вышли к берегу моря, где на волнах качалась прекрасная белая яхта. Оказалась, что это яхта новых знакомых Ксении и Лизы. И Алекс, и Вован стали наперебой, но довольно настойчиво приглашать подруг совершить морскую прогулку на яхте. Ксения, было, насторожилась, стала отказываться, но Лиза вдруг проявила сговорчивость, и присоединилась к мужскому хору, уговаривавшую Ксюшу.
    — Смотри, мы – русские, нормальные парни, такие же отдыхающие. Что вообще может случиться, а впечатления будут незабываемые! – приятным баритоном раскатисто грохотал стройный красавец Алекс.
    — Всего часок! Это как раз до вашего отеля морем идти, лучше, чем по пыльным узким улицам под жарой плестись. А мы прямо к пирсу доставим, даже ножки не замочите. – вторил ему красный как индеец, загорелый Вован.
    — Ксюха, ну ты чё? Одну меня оставить хочешь? Бросай ломаться, составь компанию. – поддакивала новым кавалерам Лиза.
    То ли палящая жара, то ли жаркие уговоры, но Ксения Михайловна, ставшая за этот месяц то ли Ксющей, то ли Ксюхой, согласилась.
    Пока Вован заводил яхту и выводил её в море, Алекс сбегал вниз, принёс фужеры и бутылку шампанского. Разлил янтарный шипящий напиток:
    — За знакомство! За Испанию! За прекрасных дам!
    После первого выпитого бокала Лиза совсем осмелела, взяв второй бокал, прошла с ним на нос, разделась топлесс и расположилась загорать, смакуя шампанское. Шампанское ударило в голову и Ксюше, но не настолько, чтобы потерять остатки благоразумия. С неодобрением поглядывая в сторону легкомысленной подруги, расположившейся в весьма фривольной позе, она вдруг засобиралась домой. Ребята неожиданно легко согласились пристать к берегу, поставив условием выпить ещё по бокальчику игристого. Вскоре ей стало плохо, выпитое вино ударило в голову, и палуба закачалась под ногами. Пришлось Ксюше спуститься в каюту и прилечь отдохнуть. Проснулась она от поцелуев и мягких прикосновений. Открыв глаза, она обнаружила над собой Алекса, который целовал её, одновременно помогая избавиться от одежды. Выпитое ли тому причиной, неожиданная слабость, или романтическое настроение, но Ксения, ни о чём особо не думая, неожиданно ответила на его поцелуй. Секс с Алексом был ярким и нежным, страсть поглотила обоих, а когда истощился любовный пыл, девушка, утомлённая и счастливая, свернулась калачиком, сладкая полудрёма охватила её. Следующее пробуждение снова было от прикосновений. Но на этот раз были не мягкие и нежные поглаживания и поцелуи Алекса. Ласки Вована были требовательными до грубости и возбуждающими до потери сознания. Ксюха страстно, до исступления отдавалась неожиданному любовнику, пока она, вконец обессилившая, не откинулась на подушки и уснула. Оставшиеся два дня до самолёта Ксюша провела на яхте. Всё было как в тумане, как будто это было не с ней. Подруга Лиза куда-то пропала. Втроём они ели фрукты, пили вино и до потери сознания занимались сексом, Она забыла Москву, забыла мужа и дочку, не вспоминала о работе, было только море, солнце и два загорелых мужских тела, доставлявших ей неземное удовольствие.
    Ксюха даже не помнила, как оказалась в самолёте, её словно мешок привезли к трапу и погрузили на борт. Только в салоне лайнера она стала отходить от наваждения, вернулось всё! Семья, дом, работа. Ксении Михайловне стало плохо: «Боже, что я натворила! Как дальше жить с этим?» Её накрыл праведный гнев и жуткий стыд: «Я мужа люблю и не имею права его обманывать. Не стану унижать Женю ложью. Он достоин знать правду!» Приняв решение признаться мужу, она сошла с трапа на землю в Шерементьево. В Москве шёл мелкий моросящий противный дождь. Ещё издали Ксения Михайловна увидела ЕГО. Евгений Дмитриевич, любимый муж, Женечка, стоял под дождём без головного убора, капли стекали по мокрой голове, а в руках у него был огромный букет роз. Она подошла, заглянула в светившиеся радостью родные глаза, и внутри её всё сказало: «Какая же я ТВАРЬ!»
    А из двери машины к ней тянулись маленькие дочкины ручки:
    – Мама! Мама! Мы по тебе скучали.
    По приезду домой Ксения Михайловна закрылась в ванной и, рыдая, долго тёрла своё тело мочалкой, пытаясь отмыть прикосновения чужих пальцев, понимая, что тело-то она отмоет, а душу уже никогда. То ли сам факт измены, то ли осознание вины сорвало с Ксении покровы стыдливости, но ночью был умопомрачительный секс с Женей, какой только и может быть с любимым человеком, куда там всяким Алексам и Вованам! А после, лёжа в объятьях мужа, она опять плакала. Женечке она ничего не рассказала ни в эту ночь, ни в последующие дни.
    Теперь она плакала каждый день и, ненавидя свою ничтожную бл…кую натуру, проклинала себя за малодушие . Каждый день, лёжа в постели с мужем она собралась рассказать ему: «Он должен знать правду!» И каждый раз, презирая себя, она откладывала признание на следующий день. Постепенно желание вывернуть перед мужем душу наизнанку становилось менее острым и пряталось в дальние отсеки своего сознания, пока Ксения Михайловна не пришла к очевидному выводу: нечего марать душу Жени грязной изменой жены, ей одной, и только одной, нести эту грязь. Знала бы она тогда, что малодушие приводит к новым предательствам.
    Когда женские дела не наступили в своё время, Ксения Михайловна поначалу не сильно обеспокоилась: задержка, ничего, бывает! Но нехороший пунктик застрял у неё в голове: боже, а ведь на яхте они даже не предохранялись. Но когда месячные не пришли и через неделю, она, цепенея от ужаса, купила в аптеке тест. Один поход в аптеку чего только стоил! Покупая невинную индикаторную полоску, она, словно воришка в супермаркете, ежесекундно оглядывалась, бросая на посетителей аптеки подозрительные взгляды. Ксении Михайловне почему-то казалось, что все знают про её измены и смотрят на неё осуждающими взглядами. Дома, держа в руке положительный результат её курортной измены, она сказала себе, что от судьбы не уйдёшь. Да, она изменщица, да, она предательница, но она не способная на подлость конченная тварь, слишком велика её любовь к мужу, чтобы подбросить ему чужого ребенка, результат греховной страсти на курорте. Ксения Михайловна была уверена, что ребёнок не от мужа – чужое побывало в ней раньше. К разговору с Евгением Дмитриевичем она подготовилась заранее: Машеньку отвезла к свекрови, приготовила ужин и навела порядок в доме, надела самый строгий деловой костюм. Расскажет всё! И решение будет за ним, она примет любое. Но все её планы опять пошли прахом: радостно возбуждённый Евгений Дмитриевич ворвался в квартиру, поднял и чмокнул в губы жену и сообщил, что едет в командировку в Европу, мол, возникли какие-то трения в налаженном трафике живого товара в страны Ближнего Востока и нужно налаживать новые каналы. Облегчению жены Евгения Дмитриевича не было предела, она даже заулыбалась как некогда прежде, Хоть это была и иллюзия, но всё как-то слало простым и лёгким настолько, что Ксения Михайловна расслабилась и подарила мужу незабываемую прощальную ночь любви. Она старалась не думать, что будет потом. Гнала прочь плохие мысли. А зря… На следующий день после отъезда мужа начался АД!

  22. NbuhRjirby (автор)

    На следующий день после отъезда мужа начался АД!
    Она была в аудитории, когда курьер принёс ей пакет экспресс-почты. Был перерыв, и именно в этот момент кандидат исторических наук, доцент Кафедры истории России средневековья и раннего нового времени Истоико-архивного института Ксения Михайловна Захрустко вместе с несколькими своими учениками стояла возле стола и обсуждала предстоящий спуск в подземные коммуникации столицы. Дело в том, что объектом исследования Ксении Михайловны была история становления Москвы. И в последнее время она увлеклась диггерством. Вместе с такими же энтузиастами она совершила насколько путешествий в подземный мир Москвы, не без основания считая, что ключ ко многим тайнам скорее можно найти под землёй, чем в пыльных архивах. Была в недрах столицы сокрыта одна вещь, способная примирить в ней профессию архивиста и призвание археолога – библиотека Ивана Грозного, которая была пределом мечтания её научных изысканий.
    — Ой, Ксения Михайловна, а Вам пакет, толстый такой. – пропищала одна из студенток, считавшаяся уже, несмотря на маленький росточек и тоненький голосочек, бывалым диггером.
    Шесть пар любопытных глаз ожидающе уставились на неё, впрочем, усиленно делая вид, что содержание конверта их вовсе не касается. Недоумевая, собственно ничего такого она не ждала, Ксения Михайловна машинально расписалась в ведомости, надорвала пакет и стала вытаскивать его содержимое. На ощупь это была пачка фотографий размером со стандартный лист. От взглядов студентов окруживших своего педагога, спасло лишь то, что держала она конверт достаточно высоко перед собой, иначе бы изображённое на них стало достоянием общественности. Ещё не до конца вытащив снимки, Ксения Михайловна уже поняла, ЧТО на них, поэтому сразу стала запихивать всю пачку обратно. Кровь стучала в висках, пальцы её не слушались, и фотографии никак не хотели залазить назад в конверт. Наконец, порвав злополучный конверт их, удалось кое-как приспособить обратно. Ксения Михайловна облокотилась ладонью о стол – силы внезапно оставили женщину. Только бы найти силы, только не упасть прямо перед студентами. А ребята стояли, поражённые реакцией своего преподавателя, в одно мгновенье превратившуюся из уверенной в себе молодой женщины в какую-то развалину, пока не догадались, подталкивая друг друга локтями, выскользнуть из аудитории.
    Только после того, как осталась одна, Ксения Михайловна села за стол и принялась рассматривать снимки, главной героиней которых была она. Она на яхте. В купальнике и без. С фужером шампанского, или с бокалом вина. В шезлонге на носу, у штурвала в рубке, на диване, а то и прямо на ковре, в каюте, То с одним мужчиной, то с другим, а то и с двумя любовниками сразу. И что самое главное – это её лицо. За то выражение наслаждения, что было на нём, Ксения Михайловна готова была себя убить. О, как она ненавидела себя в сей миг! Что же делать? Ответ, как ни странно, был в том же конверте:
    Уважаемая Ксения Михайловна!
    Простите великодушно за столь необычный способ знакомства. Но, согласитесь, в связи с открывшимися обстоятельствами, необходимо лично встретиться, чтобы к взаимному удовлетворению урегулировать возникшую проблему.
    Я нанесу Вам визит вежливости в шесть часов вечера. Настоятельно рекомендую к этому времени быть дома, сделать все необходимые гигиенические процедуры и надеть чистое бельё. Верхнее платье тоже должно быть изысканным и сексуальным, впрочем, Вы – дама, и не мне Вас учить. Не подумайте ничего такого, я желаю вам только хорошего.
    Последствия Вашего отказа будут печальны, прежде всего, для вас. Не подумайте ничего такого, я желаю вам только хорошего. Я – Ваш друг.
    Ничего себе заявы! Возмущению Ксении Михайловны не было предела. По дороге домой она придумывала самые оскорбительные слова, в которые облечет свой гордый отказ. Но, оказавшись в квартире, она первым делом позвонила свекрови и, сославшись на срочную работу, договорилась, что Машенька ещё на день погостит у родителей мужа. Родители мужа, души не чаявшие в своей внучке, были только рады этому обстоятельству. А потом,.. подчиняясь какой-то неведомой силе, Ксения Михайловна выполнила все рекомендации, которые были изложены в письме. Оставшееся до шести часов время она потратила на спокойное, без эмоций, разглядывание компромата. Изображение было нечётким, местами размытым, но лица всех участников трёхдневной курортной оргии были вполне узнаваемы. Она рассматривала фотографии отстранённо, со стороны, как будто всё происходившее было не с ней, и видела похотливую бабёнку, неизвестно по какой причине «слетевшую с катушек». Глядя на героев-любовников, она не могла понять, что такого можно было в них найти – обычные самцы, даже не красивые, с интеллектом на уровне двух извилин, таких на любом пляже ошивается целый табун. Сейчас они вызывали лишь чувство омерзения. А ведь на одного из них вполне может быть похож её ребёнок! Ксению Михайловну аж передёрнуло от отвращения. Вторым неприятным открытием был тот факт, что эти снимки, по-видимому, стоп-кадры видеозаписи. Вон, в верхнем углу, под временем и датой, виден таймер отсчёта записи и метраж. А это уже хуже, видеозапись выцарапать значительно сложнее.
    Невеселые размышления хозяйки квартиры прервал звонок. На пороге стоял высокий, худощавый, если не сказать костлявый, мужчина с неулыбчивым лицом аскета.
    — Здравствуёте, Ксения Михайловна! – сказал он, и, не разуваясь, по-хозяйски, прошёл в дом.
    Двое бессловесных, похожих на телохранителей, мужчин остались за дверью, на лестничной клетке.
    — Моё имя вам вряд ли что-нибудь говорит, — сказал он, целуя Ксении Михайловне руку, как ни пыталась та её вырвать из цепких костлявых пальцев визитёра, — А ведь мы с Евгением Дмитриевичем – давние коллеги и друзья. Позвольте представиться – Игорь Иванович Пресняков.
    Конечно, она знала от мужа о Гоше Пресненском, криминальном авторитете, который держал весь Пресненский район, и крышевал бизнес Дяди Жени. А он, не ожидая ответа, продолжил:
    — Некоторым образом мне по случаю попалась видеозапись, которая. э-э-э… компрометирует моего друга. Поверьте, Ксения Михайловна, семья – для меня святое, и я не государство, меня, в отличие от оного, очень волнует моральный, так сказать, облик своих подчиненных. Я просто не могу пройти того факта, что в то время, пока муж в поте лица зарабатывает деньги для семьи, его жена, как последняя шлюха, развлекается на юге с молодыми мачо.
    — Что вы от меня хотите? – почти беззвучно прошептала Ксения Михайловна.
    — Поверьте, Ксюшенька, я – не кровожаден! Все мы делаем ошибки, я готов дать вам шанс всё исправить. Услуга за услугу – и крамольная видеозапись исчезнет навсегда.
    — Что я должна делать? – повторила она, ощущая себя кроликом, не способным противиться воле удава.
    — Сущую малость. – произнёс её мучитель. – Сегодня вечером я устраиваю маленькое рандеву для моих коллег из других городов. Прошу вас, скрасить досуг стариков, разбавить нашу мужскую компанию вашим женским очарованием. – и, заметив протестующий жест женщины, поспешил закончить. – Обыкновенно подбором персонала на мероприятия подобного рода занимается Евгений Дмитриевич, но в его отсутствие, я предоставляю это право вам. Ведь «муж и жена – одна сатана», не так ли?
    Ксения Михайловна, хоть и ожидала что-то подобное, но поначалу слова отказа застряли у неё в горле, что помогло выбросить роящиеся в голове ругательства и ответить достойно:
    — Благодарю покорно, Игорь Иванович, за столь лестное для меня предложение, но вынуждена вам отказать. Я – мужняя жена, и не могу находиться в компании посторонних мужчин без мужа. Лучше скажите, что вы хотите за снимки и видеозапись?
    — Вынужден вас разочаровать, милочка! – казалось, его нисколько не расстроил отрицательный ответ. – Записи не продаются, да у вас всё равно не хватит денег. А вот мужу было бы любопытно взглянуть, чем его благоверная занималась на курорте.
    Ксения Михайловна вздохнула, мука отразилась на её красивом лице, да, видно, от судьбы не уйдёшь:
    — Грош цена всему вашему компромату, Игорь Иванович. Я приняла решение сама рассказать мужу по приезду его из командировки, давно надо было это сделать, да вот, не решалась, малодушничала. А там: положусь на волю Господа нашего, и на решение Евгения Дмитриевича. Простит – видит Бог – буду ему верной женой, не простит – смиренно приму его выбор.
    — Ну, уж нет! – Гоша Пресненский потерял свою обычную невозмутимость, лицо его исказила злобная гримаса. – Женя – парень снисходительный, он бы может и простил бы, продолжая жить с ветвистыми рогами. Но мы усложним задачу. Как ты думаешь, сможет ли он с тобой жить, если, например, завтра вот точно такие же конверты окажутся на столах твоих коллег, руководства института, у студентов в аудитории. Фотографии будут рассматривать, их будут обсуждать, передавать из рук в руки. Как в таком случае будет относиться к вам муж, зная, что половина Москвы обсуждает ваши похождения?
    Последние предложения Ксения Михайловна слушала, закрыв лицо ладонями. Всё было кончено! Гоша Пресненский сломал её. Истязатель не торопил с ответом, спокойно развалившись в кресле, запрокинув ногу за ногу и покачивая ею. Когда бедная женщина, наконец, отняла руки от лица, глаза её были сухи.
    — Где гарантия, что если я соглашусь, никто никогда не увидит этих записей и снимков?
    — Только моё слово! — серьёзно произнёс бандит. – И, поверьте, оно дорогого стоит.
    — Хорошо, я согласна!
    Всю ночь Ксюша в сауне удовлетворяла самые непристойные желания семерых кобелей. На эту бесконечную, как ей казалось, ночь она вновь стала Ксюхой. Она была станком, аппаратом, механизмом для секса и ничего более. Тело её смеялось над скабрезными шутками гостей, плавало в бассейне, парилось в сауне, пило дорогие вина и заедало изысканными закусками, занималось любовью с толпой потных мужиков, а душа была далеко-далеко. Ксюха думала, что теперь мужские тела – толстые и худые, волосатые и бритые, дряблые и гладкие – будут ей сниться всю оставшуюся жизнь. Когда казалось, что сил уже не осталось, и болела каждая клеточка затраханного тела, всё внезапно прекратилось. Душа вернулась в тело, обнаружив его лежащем на диване в предбаннике. От вечернего платья и изысканного тончайшего белья остались лишь мокрые равные тряпочки, которые она, тем не менее, кое-как приладила на своё тело, чтобы не остаться совсем в неглиже.
    — Игорь Иванович вас просят к себе в кабинет.
    Ксения открыла глаза и увидела стоящего над ней телохранителя, скользнувшего по её телу безучастным взглядом, всякого, видимо, мерзавец, насмотрелся.
    Гоша Пресненский сидел за хайтековским письменным столом невиданных размеров и что-то увлечённо разглядывал в лептопе.
    — Садись! – махнул он Ксении .
    Та помедлила, выбирая меж креслом и стулом, наконец, выбрала стул.
    — Игорь Иванович, у нас с вами был уг… — начала, было, она, но была безжалостно перебита бандитом.
    — Ксения Михайловна, спасибо вам за вашу помощь, и примите в знак благодарности. – говоря он протянул запечатанный конверт.
    Она машинально взяла конверт и посмотрела в него, там лежала пачка денег:
    — Что это?
    — Вознаграждение за хорошо проделанную работу.
    Ксюша постаралась отдать его назад, она что, проститутка? Слёзы брызнули у неё из глаз:
    — Мы с вами не об этом договаривались, я ещё не опустилась до такого, чтобы телом торговать!
    — Ксюха, а ночью ты чем занималась? – грубовато хохотнул Гоша Пресненский, перейдя внезапно на «ты», но затем сменил пластину. – Я уговор свой помню! Как и обещал, эту запись никто и никогда больше не увидит. Но насчёт денег ты зря… Уничтожение компромата ты отработала, согласившись на эту ночь. А твои услуги ночью уже идут за отдельную плату. Бери! Бери! Не ты, так твой муж эти деньги получил бы. Только бы ему пришлось бы делиться со шлюхами, а так – обошлись и без шлюх, своими силами, всё в дом. Тем более, деньги вам сейчас нужны, у вас, по-моему, намечается прибавление в семействе. Я не ошибся?
    Он знал и это! В смятении Ксения стала заталкивать конверт в сумочку.
    — То-то же! – удовлетворённо заметил Гоша Пресненский. – А ещё ломалась! Если есть желание подзаработать – могу ещё организовать пару вечеринок. Очень ты ребятам понравилась.
    Ксюша вся вспыхнула, отчаянно замотала головой и уже открыла рот, чтобы дать полный и окончательный отлуп, но Игорь Иванович и тут её опередил
    — Нет, так нет! Неволить не буду. Иди! Живи! И не изменяй больше.
    Она как оплёванная пошла было к выходу, но была остановлена невзначай брошенной фразой:
    — А зря! Не талант у тебя, талантище! Смотри, как зажгла, дух захватывает! – И он развернул ноутбук…
    На негнущихся ногах Ксения подошла к столу и почувствовала, что пол уходит у неё из-под ног. На мониторе мелькали сцены минувшей ночи, причём, хорошего качества. Видимо оргия снималась на профессиональную камеру.
    — Игорь Иванович, за что? – она бухнулась на колени. – Вы же обещали…
    — Я, Ксюха, обещал сохранить в тайне старую запись, а над этой моей власти нет. Гости заказали сделать себе, как память о незабываемой ночи.
    Это известие окончательно добило Ксюшу, у неё началась истерика. Обманутая и несчастная женщина ползала на четвереньках по ковру, умоляя пощадить её, билась головой о хайтековскую ножку стола, целовала ноги Гоше Пресненскому. Когда, наконец, приступ стал проходить, Гоша наклонился и силой усадил Ксюшу на стул.
    — Ну-ну. Не стоит, право, так убиваться. Всегда можно что-то придумать… — многообещающе сказал Гоша Пресненский. – Можно, например, сказать, что закончилась зарядка, или ещё что-то.
    Всхлипывая, Ксения с надеждой глядела на своего истязателя. Трясучка, овладевшая было ею, уже проходила, в горле стоял ком.
    — Ну, пожалуйста! Всё, что хотите… – бормотала она.
    — С оператором надо посоветоваться, посмотрим, что можно сделать. – о чём-то думая, сказал Гоша. и вдруг, без предисловия: — Пить будешь?
    Ксения кивнула, пить, действительно, хотелось. Тогда Гоша Пресненский взял со стола обычной гранёный стакан, подошёл к Ксюше, неотрывно глядя на неё, расстегнул ширинку, и напрудил полный стакан тёмно-жёлтой мутной и вонючей жидкости:
    — Пей!
    Ксения, не гладя, машинально поднесла стакан ко рту, но тут в нос ударил резкий запах, который отрезвил её. Она открыла глаза, с ужасом посмотрела на вонючее пойло и попыталось брезгливо оттолкнуть стакан. Но Гоша Пресненский не дал ей этого сделать, настойчиво направив её руку со стаканом опять ко рту:
    — Пей, сука! Пей, мразь! Это условие твоего освобождения.
    У раздавленной и униженной Ксюши уже не было сил сопротивляться, и она, поднеся ко рту вонючее пойло, принялась его глотать, отхаркиваясь и сдерживая тошноту.
    — До дна! – откуда-то издалека раздался приказ Гоши Пресненского, и Ксения была не в силах противиться ему.
    — Ну, вот, — удовлетворённо сказал Гоша Пресненский. – Теперь и ты причастилась водицей из моего святого источника. Будешь помнить! О записи не беспокойся – считай, уже нет её. А в благодарность за это каждую неделю будешь докладывать о поведении своего мужа: где был, что делал, с кем встречался. И, смотри мне, без фокусов. А теперь – вали отсюда, а то воняет от тебя, шалава!
    Дома Ксения Михайловна разделась и, даже не залезая под душ, легла на постель, крылась пледом и заплакала. Душа её была опустошена, думать ни о чём не хотелось. Так она и пролежала, не вставая целые сутки. Не ела, не отвечала на телефонные звонки. А на второй день её, в мокрой от слёз постели, нашли свёкор со свекровью, которые, почуяв неладное, оставили Машеньку на соседку, и помчались на квартиру молодых. Ни о чём не спрашивая, свекровь, словно нашкодившего щенка, сграбастала жену их сына и засунула под кран с водой. А потом, когда невестка немного отошла, набрала в ванну воды и стала её купать, словно своё малое дитя. Свёкор в это время хозяйствовал на кухне – жарил картошку с грибами, единственное блюдо, которое он умел готовить.
    Ужинали молча, Женины родители деликатно не лезли с расспросами, а Ксения Михайловна, почувствовав, что жизнь возвращается, а с ней и зверский аппетит, умяла одна почти всю сковородку. После ужина они переместились на диван, и принялись за кофе. Разговор не клеился. Они бы так и ушли, но Ксения, уткнувшись в плечо свекрови, залилась слезами и всё-всё рассказала, не утаив ничего. Сразу стало легче, выговорилась, сняла камень с души. А там – будь, что будет. После Ксениного рассказа опять воцарилось молчание – родители мужа переваривали рассказ о похождениях блудливой невестки.
    — Дура ты Ксюшка! – наконец разомкнул уста свёкор. – Надо было Женьке сразу признаться, а так только усугубила всё. Слов нет, свинью нашему сыну ты подложила знатную. Впрочем, вы оба друг друга стоите. Говорил же ему, гадёнышу, что ты влазишь в этот блудняк, честно прожить не можешь… С бандитами так: вход – рубль, выход – два. Самостоятельности, видите ли он захотел. Вот и получил… — отец с сыном были в многолетней непреодолимой ссоре, Ксения была единственным связывающим звеном между Женей и его родителями. – А этот случай: ты была в депрессии, а Женька, дурень, вместо того, чтобы быть рядом в трудную минуту, не нашёл ничего лучше, как отправить тебя на курорт одну, развеяться. Развеялась! Хотя, в твоём бл…стве на курорте вина твоя минимальна.
    Обе женщины с удивлением воззрились на говорившего.
    — Именно так! Откуда, думаешь, у бандюга твоего записи? Всё было задумано изначально: и случайная подруга в самолёте, и яхта… Куда эта подружка потом делать? Искустно подвела к кобелям и растворилась. Не исключаю, что тебе вообще, что-то в шампанское подмешали, что ты не выходила из транса все эти дни. А ты попалась, вот потому и дурочка. Если бы ты всё сразу Женьке рассказала – он бы понял.
    — Подмешали – не подмешали – сама виновата. Ноги-то раздвигать никто не заставлял. – продолжала винить себя Ксения.
    — Это верно! Оправдать измену нельзя, но объяснить – надо. Ты – взрослая девочка, сама уже учёный и педагог, могла бы сесть и проанализировать. Если пелена с глаз упала только в самолёте, то тебя все эти дни подпаивали. Что такое феромоны, надеюсь, слышала? Это афродизаки органического происхождения. И все – в открытом доступе – бомбикол, андростенол, андростенон… — Дмитрий Степанович знал, что говорил, всю жизнь он проработал фармацевтом, сначала в аптеке, потом – на фармакологическом заводе – Однако, я думаю, для этой цели они приобрели, что-нибудь посерьёзнее, чтобы не могла встать и уйти, оксибутират натрия, например.
    Как всё оказывается просто! Как она сама об этом не догадалась! Почему ни разу не задалась вопросом, куда испарилась её самолётная подруга? Почему её не насторожил тот факт, что Лиза про себя почти ничего не рассказывала? А разве было не подозрительно, что она сразу подключилась к настойчивым уговорам покататься на яхте!
    — А ребёнок? – вставила слово свекровь.
    — Ах, да, ребёнок! Что ты собираешься с ним делать?
    — Не знаю, — ответила Ксения. – Не думала ещё. Срок пока маленький, можно аборт сделать. Не могу я Жене чужое дитя в подоле принести, да и сама полюбить его не смогу – он мне всегда о моём грехе напоминать будет.
    — Ой, девонька, дитё в чреве убивать – это грех. Дитё ни в чём не виновато. – испугалась свекровь и посмотрела на мужа, ища у него поддержки.
    Но он молчал, перестукивая костяшками пальцев по столу. Наконец, выпрямив ладонь, легонько стукнул ею по поверхности стола:
    — Ребёнок действительно, ни в чем не виноват. Мужу ничего пока не говори! Рожай! А там видно будет. Не сможете смириться с ним и полюбить его – отдадите его нам. Воспитаем как родного.
    — Правильно! – поддержала мужа свекровь и посмотрела на него с гордостью.
    А Ксения сквозь мокрую пелену слёз с благодарностью смотрела на Жениных родителей и чувствовала, что её сердце вновь открыто для любви к мужу. И тут она вспомнила, вспомнила и ужаснулась, ужаснулась, что забыла:
    — Я хочу к Машеньке. – сказала она.
    — Конечно, сейчас поедем, доченька. – ответила свекровь.
    Больше за всю свою жизнь от родителей Жени сноха не услышала ни намёка, ни упрёка. А в назначенное время она разродилась очаровательной девочкой. Счастливый отец все роды провёл возле супруги, держа её за руку. Бабушка и дедушка души не чаяли в своей внучке. Лишь Ксения Михайловна ничего кроме ненависти не испытывала к своему чаду. Не хотела даже поначалу на руки брать. Не желала давать этому отродью свою грудь. Всматриваясь в детское личико, она видела в нём лишь отражение собственного блуда. То ей казалось, что перед ней лежит вылитый Алекс, то проступала нахальная улыбка Вована. В такие минуты Ксении Михайловны казалось, что стоит взять личико дочки в ладошки, сжать его посильнее… и конец всему. Кормя ребёнка грудью, она часто невзначай гладила пульсирующий родничок на детской головке. Стоит лишь проткнуть его пальцем и чужая жизнь прекратит свое существование и навсегда избавит её от кошмара воспоминаний. Но,.. наваждение проходило, она ужасалась своим мыслям, покрывала невинное детское личико судорожными поцелуями и только крепче прижимала своё дитя к груди. Однако, прошло несколько лет, пока она научилась смотреть на Сашку без содроганий, без воспоминаний о прошлом. Она снова была прекрасной матерью и любящей женой. За эти годы они срослись с Женей, сроднились до такой степени, что даже думать стали одинаково, понимая друг друга с полуслова.
    Но прошлое не отпускало, напоминая о себе каждую неделю, когда Ксения Михайловна набирала проклятый номер и подробно стучала Гоше Пресненскому на своего мужа. Со временем это превратилось в формальность, но она никогда не забывала слова свёкра, сказанные пятнадцать лет назад. Когда они уже выходили из квартиры, Дмитрий Степаанович вдруг вспомнил:
    — А где компромат этот? Нельзя раскидываться им, где не попадя.
    У Ксении подкосились ноги, но она вернулась в квартиру, принесла злополучный конверт и протянула его родителям Жени. Свёкор задумчиво повертел пакет в руках, раскрыл, и стал было вытягивать его содержимое. Ксения с замиранием сердца наблюдала, как руки Жениного отца подписывают ей смертный приговор. Однако руки старика остановились на полдороге, а затем и вовсе засунули злополучные снимки обратно:
    — Негоже приличному человеку на такое смотреть. – объяснил он, а затем подошёл к плитке, зажёг газ и подпалил конверт.
    Глядя, как чернеет, скукоживается и превращается в пепел компромат, счёл своим долгом объяснить:
    — Одно дело услышать, другое – увидеть своими глазами. Ты, Ксюшка, для нас как дочь, а увидев эту гадость, я не уверен, что смог бы относиться к тебе, как и раньше. И не бойся, к своей родной дочери, мы бы испытывали то же самое. Мы верим тебе, верим, что ты любишь нашего Женю и сделаешь его счастливым, твоих объяснений нам вполне достаточно.
    — А как же доклады о действиях Жени? – некстати ляпнула Ксения Михайловна.
    — А это уже дело твоей совести, — спокойно сказал свёкор, — Вы, бабы, народ хитрый, придумаете что-нибудь. Не маленькая – догадаешься, что рассказать, а о чём умолчать. Но, сдаётся мне, что рано или поздно в твоей жизни наступит такой момент, что ты станешь перед выбором.
    Как в воду глядел. Лишь один раз рутинное стукачество было прервано, и Гоша Пресненский всерьёз заинтересовался переданной Ксенией Михайловной информацией и выведал все подробности. Это было в августе прошлого года, когда их дом посетила Таша, воспитанница мужа. Ксения женским сердцем почувствовала, что между Женей и этой девочкой есть какая-то неуловимая связь. Её муж, если не влюбился, то всерьёз увлёкся Ташей. Тогда, слава богу, всё закончилось, не начавшись. Но в душе Ксении Михайловны поселилась тревога. Именно с этого времени, ничего не скрывая от супруги, Евгений Михайлович стал готовиться к исходу из криминального бизнеса. Она не делилась опасениями с Гошей Пресненским, но понимала, что тот день, когда ей придется сделать выбор, увы, не за горами.
    И вот этот день настал. Никто не посоветует, нет уже Жениных родителей. Выбор придётся делать ей самой.
    ***
    А Евгений Дмитриевич уже давно всё знал.

  23. NbuhRjirby (автор)

    Выбор придётся делать ей самой.
    ***
    А Евгений Дмитриевич уже давно всё знал. Любящее сердце не обманешь, а изменения в поведении жены трудно было не заметить. Перепады в настроении, депрессия, постоянные слёзы и маниакальная чистоплотность, которая выражалась в частом мытье в ванной, словно она хотела смыть какую-то грязь с тела, да вдобавок постоянная стирка женой своего нижнего белья – словом, все признаки измены были налицо. Гоша Пресненский знал, кому доверять шефство над путанами. И беременность «благоверной» он вычислил сразу, всё-таки он был пастухом для целого стада шлюх, знал, у «кого пи…да болит, а у кого ж…», не было для него секретов ни в женском организме, ни в его голове. Тогда, четырнадцать лет назад, он едва с ума не сошёл, ведь был слепым от веры в любимую, искал причины, но не находил. И ненавидел её и любил до безумия. Временами накатывало так, что задушить гадюку хотелось, а потом сердце разрывалось от любви и жалости к ней. Набрасывался на Ксюшу с кулаками, и каждый раз вместо битья случался страстный, неистовый секс. Хотел жену неистово, а потом неистовство в любви сменялось омерзением к жене. Видел, что ей плохо, что хочет признаться. Сначала хотел признания, но потом решил – лучше не надо. Всякий раз, когда в их разговоре возникала пауза, и его Ксюша уже открывала рот, он быстро переводил разговор на другую тему или просто уходил по каким-нибудь выдуманным делам. Значительно больше Женю стало беспокоить отношение жены к своей беременности. Видно было, что тяготится, видно было, что не рада. У счастливых беременных мам просветлённое, как у Мадонны, лицо. У Ксюши же за маской спокойствия проступало отчаяние, презрение к себе и своему неродившемуся ребёнку. Женя терпел и думал, думал и терпел. Край наступил тогда, когда обнаружил свою беременную жену, бегающую верх и вниз по лестнице. Сразу вспомнилось, что накануне она, затеяв совсем необязательную перестановку в квартире, с остервенением двигала неподъёмную мебель. И тут пазл сложился: его Ксюша хочет избавиться от нежелательной беременности! Евгений Дмитриевич взял ситуацию под свой контроль: отныне для жены не было никакой тяжёлой работы по дому, все покупки пришлось взять на себя, по утрам – обязательная совместная пробежка, вместе посещали школу молодых родителей, где он, как последний идиот, прыгал на большом каучуковом шаре. Евгений сам отремонтировал детскую, накупил новую мебель и бесчисленное количество игрушек. А главное – разговоры, он много разговаривал с Ксенией о будущем ребёнке, строил планы, признавался в любви к жене и будущему ребёнку. Так Евгений Дмитриевич смог дотянуть супругу до родов, и в назначенный миг на свет появилось очаровательное дитя, названное Сашенькой. С тревогой он вглядывался в лицо жены, беспокоясь: не учинит ли она что-нибудь с ребёнком. Страхи оказались напрасными, после краткого периода отторжения в Ксении всё же проснулись материнские чувства, и она полюбила дочку какой-то судорожной любовью, словно чувствовала себя виновной перед ней.
    Вскоре Захрустко стала известна и тайна курортного отдыха супруги. Казалось, план Гоши Пресненского был безукоризнен – внедрить соглядатая в семью своего сутенёра, да такого, который бы железно не соскочил с крючка, работая не за вознаграждение, а за страх разоблачения. Но даже он не смог предусмотреть, что эти два обалдуя-соблазнителя, взяв причитавшееся вознаграждение, не исчезнут из столицы, как уговаривалось, а лихо прокутив заработанное, придут устраиваться на работу к легендарному сутенёру Дяде Жене, не подозревая, что именно его супругу они оприходовали на курорте. А Евгений Дмитриевич нуждался в молодых обаятельных пикаперах, способных с первой встречи развести девушку на секс. В качестве доказательства своих возможностей они предоставили сутенёру любительские записи со своего мобильного телефона. Евгений Дмитриевич до сих пор благодарил судьбу и свой характер, что не дал волю чувствам и не стал громить всё вокруг. А отвести душу, погасить боль очень хотелось: на одной из записей он обнаружил свою жену, с наслаждением отдающейся сразу двум самцам, сидящим сейчас напротив его стола. Главное – его поразил не сам факт измены – о нем он догадывался. Невыносимой болью в его душе отразилось то выражение сладострастия, что было написано на милом и родном лице, лице, которое он так любил покрывать поцелуями и в минуты близости, и просто так, просто потому что любил.
    Дядя Женя перевёл дух и постарался спокойно досмотреть это видео до конца, ведь он же профессионал! Было ещё что-то, что мешало картину сделать целостной и внутренне непротиворечивой. Он прокрутил следующее видео с другой жертвой пикапа. Вернулся к жене и заставил себя внимательно просмотреть ещё раз. Вот оно! Глуповато-пьяное, бессмысленное выражение лица Ксюши. Он хорошо знал свою жену – она практически не пила, да и не было никогда у неё, учёного-историка, такого бесмысленного лица. Да, ещё вроде бы несколько замедленная вялая реакция жены на ласки, не бывает такого во время страсти. Евгений Дмитриевич накоротко просмотрел остальные видеофайлы: большинство девиц были с такими же глупыми рожами. Всё ясно! А пикаперы-то оказались с брачком – самостоятельно, без медикаментозной помощи никого соблазнить они не сумели. Да и не соблазнение это – тащить в постель беспомощных женщин – изнасилование. Даже если убрать всё личное – такие экземпляры для Дяди Жени категорически не подходили, уголовный кодекс он чтил, насилие признавал только в особых случаях, отдавая предпочтение в вопросах соблазнения и рекрутинга новых девочек принципу умелой раскрутки на близость со стороны профессионального пикапера и добровольного согласия со стороны девушки.
    Ещё два часа понадобилось сутенёру, чтобы вытянуть наименование препарата – натрия оксибутират, конечно, и без кокса между делом не обошлось. Эти два идиота с гордостью наговорили это, не подозревая, что в кабинете Дяди Жени всегда всё записывается, такое он завёл себе правило. Так вот как ты попалась, Ксюшка, острая жалость пронзила всё нутро сутенёра, хотя умом он понимал, как-то на яхте же она оказалась, пожалуй, на своих ногах пришла. Не хотелось, очень не хотелось Евгению Дмитриевичу использовать старые связи своего отца, зарёкся это делать он ещё в юности, когда узнал, чем на самом деле занимался всю жизнь Дмитрий Степанович. Но старые связи не подвели – горе-пикаперы и их поганые записи исчезли, если не навсегда, то очень надолго, и из их города, и, вообще, из страны. Год понадобился Захрустко, чтобы суметь попасть в святая святых – кабинет Гоши Преснеского, и выкрасть из сейфа флешку с записью. Запись была необработанной – целиком, без купюр, ведь всегда можно было нарезать нужные кусочки. Так он узнал ВСЁ! Ненависть к своему патрону распирала его. С этим чувством он жил и работал, вынашивал планы мести, понимая, что ничего сделать не сможет, тем не менее, собирал кое-какой материал, так, на всякий случай. К жене ненависти у него не было, не было даже брезгливости. Он любил и жалел Ксюшу. Все эти годы она была любящей женой и верным другом. Любил, однако, верить ей не мог, знал, что она была доносчиком и соглядатаем, пусть и из-под палки. Всё равно сейчас, когда на кон поставлена жизнь их семьи, он не мог рисковать. Дядя Жаня, разговаривая утром с женой, назвал ей не тот адрес.
    Ольгу Осипову он нашел в префектуре Центрального округа, где она тихо переругивалась с чиновником, по-видимому, ответственным за похороны. Дядя Женя отметил про себя, что в трауре она выглядела очень эффектно: воздушная сёрная косынка-паутинка, из-под расстёгнутого чёрного пуховика проглядывало прямое чёрное платье выше колен. Рядом с ней стоял долговязый холёный молодой человек. Несмотря на то, что они знали друг о друге, знакомы были весьма шапочно, что, впрочем, давало Захрустко право запросто подойти с соболезнованием. Хотя, сейчас было не до церемоний:
    — Ольга Львовна, позвольте выразить вам соболезнование в связи с безвременно кончиной Руслана Вячеславовича.
    Она посмотрела на него, узнала, взгляд сделался ледяным:
    — А, слетаются, стервятники. Не извольте беспокоиться, в последнее время меня с покойным ничего не связывало.
    — Тем не менее, прошу уделить мне минуту, поверьте, это очень важно!
    Евгений Дмитриевич испытывал настоящие муки – времени всё меньше и меньше, а он вынужден тут церемонии разводить. Ольга Львовна тяжело вздохнула, однако, снизошла, сказала долговязому:
    — Вася, продолжай переговоры пока без меня, мне необходимо ненадолго отлучиться. – и, выйдя вслед за Захрустко в коридор, снова напустила неприступность. – Что вам угодно?
    Но Евгений Дмитриевич, довольно бесцеремонно затолкав вдову в нишу в стене, зажал её, и, дыша прямо в лицо, быстро заговорил:
    — Ты что здесь делаешь? Вообще головы на месте нет? На всех участников истории с той потеряшкой объявлена охота. Гоша Пресненский не успокоится, пока ни одного свидетеля не останется в живых. Вчера грохнули твоего бывшего мужа, сегодня заживо сгорели его любовница Ирина с братом.
    — А-а-а! – Ольга пальчиками прикрыла рот, о пожаре в Подмосковье она ещё не знала.
    — Есть некие посторонние силы, которые вмешались и создали эту ситуацию. Ольга Львовна, помниться Таша упоминала какого-то Николку. Вы не в курсе? А то рассказывают, что намедни каких-то два типа устроили стрельбу в самом центре Москвы. Они-то и похитили вашего бывшего мужа, говорят, пытали.
    — А-а , вспомнила, вы тот Дядя Женя, кто с моим бывшим тёмные делишки проворачивал. Вот и занимались бы своими шлюхами. – к Ольге Львовне на удивление быстро вернулось самообладание, теперь она пыталась язвить. – Имейте ввиду, ничего общего с делами покойника у меня нет, разбирайтесь сами.
    — Дура! – Захрустко был предельно грубым, чтобы проняло упёртую бабу. – Вспомнишь о моём предупреждении, когда твои мозги от ковра отскабливать будут, хотя, тогда уже и вспоминать нечего будет. Тебе надо исчезнуть из этого города, а ещё лучше из страны. На месяц, два, три, если понадобиться. Причём немедленно. Это что за паренёк с тобой?
    — Юрист фирмы.
    — Вот пусть и занимается похоронами, исчезни, чтобы тебя здесь никто не видел.
    — Пошли! – решилась она, но в последний момент, остановившись, спросила. – А ты? Какой вообще тебе резон спасать постороннего человека?
    — Я – сутенёр, а не гнида. Может там, — Евгений Дмитриевич ткнул пальцем в потолок, — Зачтется! А на самом деле очень боюсь за своих дочерей, страшно представить, что с ними будет, если завтра со мной что-нибудь случиться и они окажутся в лапах Гоши Пресненского. Вечером бросаю все дела и увожу семью из города. Всё! Кончился Дядя Женя!
    Ольга чувствовала горячее дыхание говорившего у своего виска, видела его возбуждённые тревожные глаза и понимала – ОН не врёт! Когда они уже были в вестибюле, он в самый последний момент, взяв за талию, оттолкнул Осипову от стеклянных дверей – по ступеням крыльца поднимался вышедший из автомобиля Игорь Иванович Пресняков. Ещё бы немного и они столкнулись нос к носу.
    — Соболезновать, упырь приехал.
    — Что же делать? – неожиданно почему-то пискнула Ольга, ноги стали ватными.
    Медлить было нельзя, и Евгений Дмитриевич быстро затолкнул свою спутницу в ближайшую дверь. Ею оказался мужской туалет. Там он прижал вдову в угол, делая вид, что они сплелись в страстном поцелуе. К счастью, посещение туалета не входило в ближайшие планы Гоши Пресненского, и он со своей свитой проследовал мимо. Беглецы перевели дух и… неожиданно рассмеялись.
    — Только бы он не заметил мою машину на стоянке. – прошептал вышедший в отставку сутенёр.
    — Пошли в мою, она тонированная. – предложила Ольга. — Заодно и обсудим кое-что. Я всё-таки не вполне тебе доверяю.
    Всё, что происходило, казалось ей невероятным, как будто всё это было не с ней. Словно она против воли стала героиней какого-то крутого голливудского блокбастера. Даже скорбь по несчастному Минкину отступила на задний план. Да и не скорбь верной жены по убиенному мужу это была. То была, скорее, жалость к несчастному парню, который, оказавшись в столице, всё что-то пыжился, как-то тужился, пытаясь доказать всем, что он больше, чем есть на самом деле. Ради этой иллюзорной цели он растоптал свою любовь, пошёл на сделки с совестью, связался не с теми людьми, преступил закон. Жаль его, правда, жаль. А теперь Ольга поймала драйв, риск будоражил кровь и щекотал нервы. Ей хотелось что-то хорошее сделать для человека, который рискуя собой, решил предупредить, в общем-то, чужого человека.
    — Евгений Дмитриевич, а как вы собираетесь уходить?
    — На личном транспорте, по дорогам. – не поднимая головы от ноутбука, обнаруженного в машине, не сказал, а, скорее, пробормотал Захрустко. – Поезда – не вариант, самолёт – тоже. Скорее всего, на вокзале и в аэропортах нас уже пасут. И вам это же советую.
    — А вы не думали, что выезды на МКАД тоже под их контролем?
    — Думал, придётся рисковать. Но это всё же надёжней.
    — Давайте поменяемся машинами, Евгений Дмитриевич. – неожиданно предложила она. – Нас ждут на одних, а мы выедем за черту города на других. А назначенном пункте пересядем обратно. Усложним им задачу.
    — А что, это шанс! – он поднял глаза от экрана. – Значит, они вас будут искать на одной машине, меня на другой… Хм, это собьёт их с толку. Может быть, нам и удастся выскользнуть. Только номера бы тоже поменять.
    — Идёт! – Осипова ощущала себя настоящим Джеймс Бондом.
    Они обговорили детали, назначили время встречи. Дядя Женя ещё раз предупредил Ольгу, что домой возвращаться ей нельзя. Можно ненадолго заехать в офис – отдать распоряжения на период отпуска, при этом находиться обязательно в присутствии других людей.
    Вскоре Гоша Пресненский, побывав в префектуре, сел в машину и уехал. Беглецы, опасаясь наружного наблюдения, ещё немного посидели в салоне автомобиля.
    — Держи! – Евгений Дмитриевич протянул Осиповой ноутбук. – Видишь файл на рабочем столе?
    Ольга кивнула.
    — Я, конечно, не буду спрашивать про тех парней, твои тайны – только твои тайны. Но если случайно пересечешься с другом Наташи, будь добра, передай ему письмо от меня. Там информация, которая будет ему интересна.
    — Я не обещаю. – ответила Ольга, по-прежнему не желая рассказывать подробности. Тем более, она слово дала Николаю.
    После этого она, вырулив со стоянки, поближе подъехала к машине Евгения. Он, открыв дверцу и пригибаясь, юркнул в свой автомобиль, махнул на прощанье и дал по газам.
    Через некоторое время, после изматывающего петляния по городу, Евгений Дмитриевич остановился возле дома, и поднялся в пустую квартиру. Занимавшая её девушка в качестве эскорта сопровождала клиента на отдыхе. Именно этот адрес назвал Захрустко по телефону Ксении Михайловне. Ей надо сделать выбор. И оттого, кто придёт на эту квартиру, станет ясно – можно ли доверять своей жене.
    ***
    Тем временем Ксения Михайловна портила уже третий лист бумаги.

  24. NbuhRjirby (автор)

    И оттого, кто придёт на эту квартиру, станет ясно – можно ли доверять своей жене.
    ***
    Тем временем Ксения Михайловна портила уже третий лист бумаги. Сначала она написала заявление на отпуск по семейным обстоятельствам, хотя, какие к чёрту обстоятельства? Болен, что ли кто-то? Смятый листок полетел в корзину. Следующий экземпляр был с формулировкой «отпуск за свой счёт». Его ждала участь первого. Неизвестно насколько затянется «свой счёт». Да и вряд ли им удастся выкарабкаться из этой передряги живыми. Наверняка Гоша Пресненский как удав уже затягивает свои смертельные кольца вокруг них. Мысли так и роились в голове Ксении. Рука сама потянулась к телефону – набрать знакомый номер. Женечке всё равно крышка – сердце пронзила острая боль – но у девочек будет шанс спастись. Рука замерла на полдороге – «милость» Гоши Пресненского была её хорошо известна. Лучше смерть, чем жить под его покровительством. Эх, Женя, Женя, мало того, что довелось тебе жить с предателем, этот Суперпредатель одним звонком готов затянуть петлю на твоей шее. Муж такого не заслужил. И Ксения убрала руку, тянувшуюся к мобильнику. А что если?.. Женя умный, он смелый, он всё заранее предусмотрел. У них всё получиться! Надо только обрубить все концы, сделать так, чтобы дороги назад не было. И Ксения Михайловна написала: «прошу уволить по собственному желанию». Оставила заявление на видном месте на столе и поспешила к выходу.
    Лишь выйдя из здания Института, она поняла, что выбора-то ей Гоша Пресненский и не оставил. Два типа определённой наружности, особо и не скрываясь, топали за ней на расстоянии двадцати-тридцати метров. Свернув с Никольской улицы в сторону станции метро «Площадь Революции», она оглянулась назад и убедилась, что догадка оказалась верной – её опекали довольно плотно. Осталось привести громил прямо на квартиру, где её ожидает семья, и… всё кончено. Ничего так и не решив, Ксения Михайловна спустилась в метро и вышла на перрон станции. Краем глаза заметила, что и бандиты пристроились неподалёку. Она, словно это поможет пошла по перрону в самое начало, где закончились пилонные своды и началась унылая облицованная гранитом стена. Дойдя до конца платформы, Ксения вдруг почувствовала себя маленькой и покинутой всеми песчинкой, чувство одиночества и собственной никчёмности было так остро, что ей захотелось вжаться в стену, слиться с ней.
    Ей стало ясно – уйти не получиться. Что же делать? Ксения только представила, что ожидает семью, если она притащит за собой хвост. Как бы в ответ на её мысли раздался препротивный телефонный рингтон. Она мельком взглянула на экран, хотя и так знала, что звонил тот, кто был спрятан в её телефонной книге под нейтральным псевдонимом «Коллега». Сбросив вызов. Ксения Михайловна упёрлась взглядом в то место, где по шпалам тянулись рельсы и рядом пролегал контактный рельс. Идеально ровная отшлифованная поверхность рельсов притягивала взгляд, завораживала и манила. А что, это выход! Она – отнюдь не героиня, боится боли, и, вообще, отчаянная трусиха. Попав в лапы бандитов, она сразу выложит им тайну пристанища семьи. Женя справится один, воспитает дочек и без неё, так будет лучше. Своим существованием она только отравляла ему жизнь. Всё! Решение принято, осталось только дождаться поезда.
    Попрощаться, хотя бы мысленно! Но не стоит, а то мужество может её покинуть в последний момент. Чтобы отвлечься, Ксения Михайловна стала повторять про себя лекцию из курса Истории Москвы, которую столько раз читала своим студентам:
    «Станция метро «Площадь Революции» открыта 13 марта 1938 года. Архитектором станции был назначен лауреат трёх Сталинских премий Алексей Николаевич Душин, представивший на конкурс конструкцию пилонной трёхстворчатой станции глубокого заложения. Этот выдающийся архитектор, ставший родоначальником нового направления в архитектуре – подземной урбанистики, получивший Гран-при на Всемирной выставке в Нью-Йорке, не имел даже диплома о высшем образовании, поскольку в Советской Украине, где он учился, семимильными шагами шла коренизация, и в почёте были не знатоки своего дела, а приспособленцы, хорошо освоившие украинский язык. Хотя, ради справедливости стоит сказать, что диплом Министерство образования УССР ему всё-таки преподнесло, а то как-то не комидьфо было не иметь украинского диплома создателю железнодорожных вокзалов в Днепропетровске, Симферополе и Евпатории. Скульптором станции метро «Площадь Революции» был не менее знаменитый специалист – Матвей Генрихович Манизер, прославившийся памятниками Т.Г. Шевченко в Киеве и Харькове, а также памятниками В.И.Чапаеву, В.И. Ленину и В.В. Куйбышеву в губернском городе С.
    Станция состоит из трёх параллельных тоннелей, соединённых между собой проёмами…»
    Стоп! Как там дальше? Под центральным залом расположены служебные помещения, а под перронами в боковых нефах – вентиляционные камеры. Что ж, проверим. А где вообще расположена станция, относительно других подземных объектов? В голове Ксении Михайловны возникла схема подземной Москвы, все семь разведанных этажей, плод упорной работы не одного поколения диггеров, археологов и историков. Вместе со схемой в голове, в её душе разгоралась искра надежды: мы ещё повоюем! Птица Феникс возрождалась из пепла: расправились плечи, и поднялся вверх подбородок, вид загнанного в угол зверька на глазах менялся на взгляд хищной орлицы, каким она привыкла посматривать на своих студентов с высоты кафедры. В это время из чёрного зева тоннеля сначала раздался приветливый сигнал электровоза, а затем показался и лучик света, предвещавший скорое прибытие состава. Когда первый вагон состава преодолел середину пути вдоль платформы, отчаянная профессорша решилась на рисковый поступок: она прыгнула на пути, и, невзирая на отчаянную сирену останавливающегося поезда, пробежала впереди состава, скрылась в тоннеле и, пробежав ещё метров десять, прижалась к стальной стене. Поезд метро прочно закрыл Ксению от преследователей, а толпа входящих и выходящих людей, дезориентрировла их. Топтуны подумали, что жертва зашла в первый вагон, и, боясь упустить её в суматохе, ломанулись занимать места. В вагоне, расталкивая люд локтями, наступая на ноги и толкаясь, они, к своему разочарованию, обнаружили, что их обвели вокруг пальца, беглянка, по-видимому, смешавшись с выходившими, осталась на перроне. Когда минут через пятнадцать они смогли вернуться на станцию, то Ксению, естественно, не обнаружили, и с угрюмыми лицами принялись звонить боссу.
    А Ксения Михайловна в это время грелась, подставляя своё тело потокам тёплого воздуха, которые мощные компрессоры выгоняли вверх, на станцию. Далее, не теряя зря время, путь был неблизким, она протиснулась между агрегатами и вентиляционными шахтами, оказавшись в крытой галерее, по стенкам которой пролегали пучки кабелей. Пройдя немного по тоннелю, сложенному из красного кирпича. Ксения убедилась, что он идёт примерно параллельно Арбатско-Покровской линии метрополитена и уводит её в сторону от цели путешествия. Она зажгла фонарик на телефоне и принялась осматривать ниши и ответвления, которыми изобиловал проход, пока, наконец, удача не улыбнулась ей – на дне одной из ниш зиял чернотой лаз на следующий уровень. С трудом протиснулась в отверстие(«надо же, и не заметила как запустила себя, совсем жиром заросла, надо будет всерьёз заняться собой после окончания неприятностей»), и оказалась в царстве мрака и сырости.
    Прежде, чем двигаться дальше, Ксения Михайловна провела ревизию. Мысли о смерти отступили прочь, настроение повысилось, вопреки всем трудностям предстоящего перехода, она даже стала иронизировать над собой. Телефон, наконец, замолчал, сигнал не доходил сквозь толщу земли, но в качестве фонарика мог ещё пригодиться некоторое время. Впрочем, на связке ключей болтался брелок, выполненный в виде светодиодного фонарика. Лёгкую демисезонную норку было решено оставить в качестве спецодежды, конечно, защитный брезентовый костюм смотрелся бы уместнее, но,.. что имеем. Сняв кожаные сапожки, она не без труда вырвала каблуки и супинаторы, превратив подошву в плоскую танкетку. Конечно, это не чюни от ОЗК, и от подземных потоков воды вряд ли защитят, но всё-таки,.. собиралась же утром надеть ботильоны, но, повертевшись перед зеркалом, решила, что к норковой шубе-свингер сапожки идут лучше, дура. А впрочем, кабы знала, где упадёт, подстелила бы. Прежде, чем избавиться от ненужной уже сумочки, Ксения Михайловна основательно подчистила её содержимое – достала и рассовала по разным местам своего тела платки, салфетки, деньги и банковские карты: карточки ушли в трусы, крупные купюры – в лифчик, деньги поменьше – за пояс, что-нибудь, да сохранится. Самой большой ценностью, носимой в сумке с тех пор, когда она увлеклась диггерством, оказался компас Адрианова, который она, выставив предварительно азимут, надела на правое запястье. В обычной жизни носить перчатки Ксения Михайловна ненавидела, ну, не леди она, сказывалось плебейское происхождение, поэтому эта деталь туалета, сейчас оказавшаяся совсем нелишней, по-большей части пребывала в хозяйской сумочке. Теперь же они были извлечены из места ссылки и со всем почтением водружены на своё законное место – на кисти рук. Косынка, выполнявшая роль кашне, тоже перекочевала на своё место, создав, на неимением каски, иллюзию защищённости головы. На этом импровизированная экипировка была закончена. Ксения Михайловна посмотрела на часы – всего-то четверть одиннадцатого, успеет, если взять хороший темп: «Всё! Поехали! Вернее, пошли».
    Пришлось не только идти, но и местами ползти, разгребая руками завалы из песка и старой кладки, спасибо перчатки, выручили. Из огромного количества разветвляющихся тоннелей и галерей, она выбирала те, которые больше всего соответствовали выставленному на компасе направлению. Через полтора часа, когда стало возможным передвигаться лишь на четвереньках, а то и ползком, Ксения Михайловна уткнулась в железную стену. Прислонила ухо и прислушалась – журчания воды слышно не было, значит, промахнулась и попала не туда. Стараясь не впасть в панику, вернулась назад, нашла галерею, забирающую к северу, и вскоре вышла по ней на мрачный неосвешённый перрон. Кирпичные своды перекрывали эту станцию метро. Однопутный тоннель и отсутствие контактного рельса навело Ксению на догадку, что она попала на одну из станций таинственного так называемого Метро2, комплекса секретных подземных транспортных сооружений военного назначения. Где же она? Промахнуться намного она не могла. Из сведений по истории подземной Москвы Ксения знала, что тоннели Метро2 проложены на большой глубине, а интересующий её объект расположен недалеко от поверхности. Значит, надо просто подняться на два уровня выше и вернуться назад. Сказано – сделано. Вскоре была найдена уходящая вверх пожарная лестница. Уцепившись руками (спасибо перчаткам) за металлические прутья, отважная женщина начала подъём. Постепенно стало ясно, что объект, на который она вышла, был секретной станцией у Большого театра, и, если продолжать восхождение до конца, то можно вылезти на поверхность земли в фонтане на Театральной площади. Но наверх Ксении Михайловне ни в коем случай выходить не стоило. Подняв очередной чугунный люк, она поняла, что земля близко, наверное, в метрах десяти-пятнадцати. И воздух был не такой спёртый, и влажность ощутимо повысилась, кажется, что даже ветерок свежий подул. Теперь, когда она знала, где находится, стало легче: от Театральной площади до Площади Революции наверху рукой подать. Под землёй сложнее, найти бы только галерею, ведущую на юг.
    Галерея нашлась, и казалась вполне сносной, по которой Ксения Михайловна не просто пошла – побежала, забыв об осторожности, непростительной для такого опытного диггера, как она. Расплата не заставила себя ждать – со всего разбега она упала в яму, наполненную вонючей жижой. Вынырнув из жижи, она кое-как оттёрла глаза, открыла их и огляделась. Самообладание едва не покинуло Ксению, когда она, задрав наверх голову, обнаружила край ямы в метре выше головы. Было ли это отстойником, куда стекаются сточные воды худых ливнёвок и канализационных коллекторов, или просто полость в земле, образованная работой грунтовых вод – разбираться было некогда, Ксения чувствовала, что от зловонных испарений она рискует потерять сознание. Уровень жидкости почти достигал пояса, и Ксения, осторожно-осторожно, понимая, что ещё одно падение в смрадную жидкость она вряд ли выдержит, просто задохнётся, стала переступать ногами по скользкому дну. Наконец она всё-таки исхитрилась нащупать на дне возвышение и встать на него. Пошарив по карманам, она нашла носовой платок. Это была удача! Помочившись на платок, Ксения повязала его, закрыв рот и нос. Самодельный респиратор, спас дыхательные пути от контакта с канализационными газами. Отравление, хотя бы на первых порах, ей теперь не грозило. Затем она, освещая светом смартфона, стала сантиметр за сантиметром исследовать боковые стенки ямы и вскоре обнаружила прислонённый к стене отрезок швеллера, на который можно было вскарабкаться. Выше с деревянной балки свисало что-то тёмное. Взобравшись на швеллер, она едва дотянулась до тёмного предмета, оказавшегося чьим-то мужским ремнём. Ксения решила, что видимо она была не первой, угодившей в эту ловушку. Первая попытка вылезти закончилась неудачей: схватившись за ремень, она не смогла удержать равновесие, ноги соскользнули с металла, и Ксения со всей души шлёпнулась в грязь. Лишь со второй попытки ей удалось подтянуться на ремне и закинуть ногу за край ямы. Но оказалось, что это лишь полдела: края ямы были глиняными, и она раз за разом соскальзывала обратно с мокрой вязкой глины. Вылезла Ксения, изрядно измазавшись, и совершенно без сил. Однако, следовало продолжать путь, поэтому, сняв спасительный респиратор, отдышавшись и протерев лицо салфетками, она двинулась дальше, откуда только силы взялись.
    Вскоре Ксения Михайловна дошла до коллектора реки Неглинки, которая протекала от Малого театра наискосок через Площадь Революции в сторону Кремля. Спрятанная под землю река и была её целью. Неглинка здесь была не такой полноводной, как в устье, или у Александровского сада, там, где ещё видны остатки Боровицкого холма, и где Алевиз Фрязин в 1516 году перекинул через реку Неглинку в Кремль девятипролётный Троицкий мост, увенчанный смешной Кутафьей башней. Ей надо было идти назад, к истоку реки. Ксения Михайловна проникла в рукотворное русло через шибетную камеру, где сходились старый и дублирующий коллекторы. Проторил дорожку в клоаку реки Неглинки знаменитый Дядя Гиляй, по-журналистки страху нагнал, описывая вонь, грязь и трупы. С тех пор много воды утекло и много люда побывало. Не раз спускалась сюда и Ксения со своими студентами. Нормальный такой экскурсионный маршрут, одно из самых безопасных путешествий по подземному миру столицы: немного драйва и минимум риска. Сейчас даже школьников водят на подобные экскурсии. По опыту прошлых спусков передвижение по коллектору, в который уже почти два века заключена река, представлялось не слишком обременительной задачей. Увы, она опять ошиблась, не учла, что прежние посещения были летом, когда прозрачная водичка весело и живенько перетаскивала золотистые песчинки по дну клоаки вниз по течению. Вместо этого навстречу Ксении шумно нёс талые грязные воды бурлящий поток. Тем не менее, по сравнению жижой, в которой она поневоле искупалась, даже эта вода сейчас показалась Ксении свежей и чистой. Она кое-как умылась, очистила одежду от уже ставших засыхать комков грязи и нечистот, и продолжила путь. Передвижение осложнялось тем, что вместо ожидаемой глубины по щиколотку, вода доходила до икр, а местами и вовсе до колен, к тому же, идти приходилось против течения. От щибетной камеры Ксения Михайловна пошла по щёкотовскому коллектору вдоль Неглинной улицы, через засыпанный Кузнецкий мост. Кирпичная галерея, построенная по проекту инженера Щёкотова, была столь велика, что иногда слева и справа от потока воды сохранялись сухие тропинки. Идти по ним было легко и комфортно, если можно было говорить о комфорте под землёй. Этот участок клоаки назывался Тропой Гиляровского, в честь спускавшегося сюда знаменитого московского репортёра и писателя.
    Под Цветным бульваром продвижение Ксении Михайловны замедлилось: подземное русло раздробилось, старые и новые коллекторы разветвлялись, опять сходились, заканчивались тупиками. Выбрать верное направление было сложной задачей. В конце концов, для своего путешествия она выбрала сравнительно новый коллектор, построенный в семидесятые годы прошлого века из железобетонных блоков. И не ошиблась. По её расчётам, идти оставалось «всего» два-три километра, А усталость уже давала о себе знать. Именно последний участок оказался самым трудным. За эстакадой Садового кольца вода в коллекторе растеклась до стен, пришлось Ксении шлёпать прямо по воде. Кожа на сапогах намокла и, казалось, стала весить целый пуд. Пальцы омертвели от холода и уже ничего не чувствовали. Косынку она потеряла ещё в самом начале пути, волосы, жесткие, словно проволка, так и торчали в разные стороны. От колготок сохранились одни лоскутки, из которых торчали голые разбитые и саднящие коленки. Не в лучшем виде были юбка и шуба – сплошные лохмотья. От перчаток остались одни воспоминания, из которых торчали сбитые в кровь пальцы с обломками ногтей. Словом, к концу путешествия мало кто мог бы узнать в этой коллекторной обитательнице изысканно строгую и неприступно блестящую Ксению Михайловну Захрустко, самого перспективного преподавателя и исследователя Историко-архивного института. Окончательно умерший сотовый телефон она, как и замыслила, давным-давно выбросила. Теперь её не найдёшь и по сигналу с мобильника. Светодиод на брелке включать не понадобилось: большое количество люков, решёток и других выходов на поверхность давал вполне удобный мягкий полумрак.
    По её расчётам она, миновав Самотечную эстакаду, двигалась сейчас к истоку вдоль Самотечной улицы, оставалось сделать последний рывок, сил на который уже, увы, не оставалось. Несколько раз Ксения без сил валилась на колени прямо в ледяную воду, добавляя новые ссадины и синяки на разбитые коленки. Наконец,.. вот она! Знаменитая развилка, место, где соединяются два коллектора двух рек: в Неглинку, которая в этом месте называется Самотёкой, с востока впадает река Непрудная. Ксения Михайловна нырнула в зев левого коллектора, минуя Екатерининский сквер и перекрёсток улиц Делегатской и Самотечной.
    Ещё метров сто от перекрёстка… Ещё углубиться в жилую застройку… Именно где-то здесь стоит дом, адрес которого продиктовал Женя. Теперь можно выбираться. Кое как Ксения вскарабкалась наверх по вбитым в кладку колодца скобам, поднатужилась,.. но тяжёлый чугун не поддался. Успех принёс метод радистки Кэт – головой удалось сдвинуть крышку люка. Она выбралась на поверхность и без сил упала на землю. Лёжа на холодной земле, Ксения краем глаза смотрела на лаковое солнышко, вдыхала аромат весенней земли. Так бы и валялась всю жизнь, не поднимаясь. А надо! Ксения встала на четвереньки, постояла так некоторое время, собирая силы, потом, набравшись мужества, подогнула ногу, и, опираясь на неё, рывком подняла всё тело вверх. Свежий воздух сыграл с ней злую шутку. После затхлого духа подземелья всего несколько глотков наполнили лёгкие кислородом и опьянили её. Перед глазами всё поплыло, Ксения Михайловна покачнулась и, не удержав равновесия, рухнула на спину. Но не упала, ибо была нежно подхвачена чьими-то сильными и надёжными руками.
    ***
    Дядя Женя уже третий час сидел на скамейке, возле подъезда дома напротив.

  25. NbuhRjirby (автор)

    Но не упала, ибо была нежно подхвачена чьими-то сильными и надёжными руками.
    ***
    Дядя Женя уже третий час сидел на скамейке, возле подъезда дома напротив. Диспозиция была выбрана блестяще: весь двор был как на ладони, визуально контролировались выезды со двора, а если немного скосить глаза, то под наблюдением оказывался подъезд, в котором была квартира. С деланным безразличием ленивого бездельника он оглядывал двор, однако внутри его бушевал ураган, и всё сжималась в ожидании развязки. Придёт Ксения одна – значит, верна, значит семья ей дороже того компромата Гоши Пресненского. Ну, а коли добры молодцы прискачут вместе с ней, или вслед за ней, что несущественно – ничего не поделаешь, видно такова судьба, как ни трудно будет девочкам без матери, но уходить придется одним, без Ксюши-предательницы. Однако, уже третий час, давно должна была придти, если ничего не произошло.
    Постепенно Захрустко стало клонить в сон. Чтобы размежить веки, пришлось приложить усилие. В очередной раз исподлобья Евгений Дмитриевич оглядел двор. Вот молодая мама, собираясь выгуливать своё чадо, выкатила коляску. Вон бабульки судачат, сидя на скамейке. Ребятня возвращается из школы. А детвора поменьше под бдительным присмотром мамаш и бабушек играет на детской площадке. Вон бомжиха вылезла из коллектора.
    Ба, да она датая! На ногах не стоит. Попыталась встать на четвереньки, да так неудобно, что юбка задралась, оголив белый зад. Чем-то эта бомжиха привлекла внимание Дяди Жени. Нет, он, конечно, знал, что бомжи в холодное время года греются в коллекторах, как и то, что грязь – естественная среда подобного рода человеческих существ, да и нетрезвое состояние мадам не вызывало удивление. Но что-то было не то. Не складывалась картинка! И грязь была запредельной, и кожа на удивительно упругих для бомжихи ягодицах слишком бела. И все это вкупе с явно недешёвыми трусиками. Да и одежда на ней в принципе эксклюзивная. Конечно, бывает, что бомжи могут вполне неплохо прибарахлиться выкинутыми вещами, но одной-двумя, не более. А здесь… Свингер, естественно, под норку, откуда же у бомжа натуральная норка, однако, по фасону похож на Ксюшин. Евгений помнил, как они тогда, когда покупали эту шубу полмагазина болеро и афта леди перемеряли, остановившись на этом свингере две-трети.
    Последние мысли Дядя Женя додумывал уже на ходу. Ускоряясь по мере того, как та, кого он только что счёл вонючей бомжихой, все-таки смогла подняться и, шатаясь, пыталась удержать равновесие. Подставив руки, он подхватил падающую жену, попытался закрыть её от любопытных взоров и понёс к подъезду.
    — Ксюша, родная моя! Всё, теперь всё будет хорошо. Я здесь, я – рядом. – шептал он на ушко жене.
    А сердце ликовало: прочь страхи и подозрения! Она не предала. Она была верна.
    — Женечка, милый! – блаженная улыбка играла на её губах. – По-другому нельзя было, они следили.
    — Да, знаю я, знаю! – ответил Женя и поцеловал замаранное и смердящее, но такое милое, лицо.
    В квартире Женя раздел жену, свалив вещи у порога, и погрузил её горячую воду. Да так резко, что Ксения закричала – саднили содранные колени.
    — Сейчас, сейчас, милая, потерпи немного. – сказал он, и метнулся в комнату в поисках аптечки. – Господи! Вот бестолочь! Даже перекиси у неё нет, или, на худой конец, зелёнки. А,.. ладно! – ничего не найдя, побежал обратно в ванную комнату.
    Одна вода, вторая, третья… Менялись воды, Женя смывал грязь с тела Ксении и пригоршнями намывал её на свою душу. Как он мог не верить, как мог усомниться и в той, кто не давал ни малейшего повода в течении четырнадцати лет? Родной человек страдал из-за него! Он старался не смотреть, но не мог не смотреть на сбитые пальцы и содранные колени, на синяки по всему телу и огромную шишку на лбу, на ссадину на щеке и на спутанные волосы. Впрочем, волосы, которые Ксения так любила собирать в строгую учительскую гульку, пришлось состричь, и её головка сразу стала маленькой и беззащитной.
    А на Ксюшу чистая вода оказала магическое действие: вселенская усталость сменилась необычайным возбуждением. Она, не переставая, рассказывала, рассказывала и рассказывала… Жене же болтовня жены помогла отвлечься от мрачных мыслей и не казнить себя попусту.
    — А дети где? – вдруг вспомнила Ксения, заставив его покраснеть.
    — Они там,.. на другой хате. – с запинкой ответил он. – Мы поедем туда позже, пока дела есть. Ах, да, тебе же одежду какую-то надо.
    Он нежно завернул жену, словно ребёнка, в простыню и отнёс в комнату на диван. Затем быстро сделал кофе и соорудил небольшую горку бутербродов с колбасой, на которые Ксения, ощутив зверский голод, тут же набросилась.
    — Я в магазин, я быстро, куплю тебе что-нибудь из одежды. – уже на пороге, засовывая одежду в мусорный пакет, крикнул он.
    — Бельё с колготками не забудь. – понеслось ему вдогонку.
    Торговый центр отыскался поблизости, на Новослободской. Какой муж не знает размеров своей жены? Хороший – знает. Евгений Дмитриевич был хорошим мужем, поэтому ненавистная обычно процедура покупок затруднений не вызвала, главное было – уложиться в наличность, чтобы, от греха подальше, не пользоваться кредиткой. Не выдумывая ничего особенного, он купил белый набор обычных х/б трусиков с белой же маечкой на бретельках. На ноги – вполне демократичные джинсы и кроссовки, наверх – клетчатую фланелевую рубашку и свитер грубой вязки. Пока достаточно, из верхней одежды остановился на чёрной косухе из кожзама. Довольный собой, Женя ещё успел заехать в кафешку по дороге и, набрав снеди на целый взвод, окрылённый, поехал к жене.
    Ещё на пороге в квартиру он услышал характерные охи и ахи и понял, что они означают. Точно! Ксения в халате сидела на диване и напряжёно смотрела то самое злополучное видео. Как же он забыл оставить флешку на столе!
    — Ты знал? – бесцветным голосом спросила она. – Ты всё это время знал?
    — Я берёг тебя, не хотел будить воспоминания.
    — Как ты жил с ЭТИМ всё время?
    — Плохо жил, Ксюша! Но я любил тебя, утешался, что ты не виновата в первом случае, в во втором… с Гошей Пресненским у тебя не было другого выхода. Это расплата, Ксюша, кара за мою связь с бандитами, за то, что занимаюсь этим ремеслом. Знал же, что этот упырь собирает компромат на своих помощников, но верил, что меня минут сия чаша. Не миновала. Это мне кара, Ксюша, не тебе. Ты просто жертва.
    — Это тебе папа сказал, что я не виновата, что меня опоили?
    — А что, он тоже знал? – с искренним удивлением поинтересовался Евгений Дмитриевич.
    — Я им сразу сказала, и папе, и маме, после той ночи,.. в сауне. Они спасли меня, я с жизнью расстаться хотела.
    — Надо же! Это просто заговор какой-то! – с деланным возмущением воскликнул Евгений. – Даже родители в курсе, а муж, лопух, нет.
    Он чувствовал себя всё уверенней и уверенней, вопреки опасениям, супруга спокойно восприняла эту ситуацию.
    — На самом деле, эти два идиота пришли устраиваться ко мне, и показали видеозапись, как они умеют соблазнять.
    — Представляю, что ты пережил! – она подошла и робко провела ладонью по его лицу.
    — Да уж! Но я сразу увидел, что что-то не то, и вытянул, что тебя опоили оксибутиратом натрия, да потом ещё и на кокаине держали.
    — Папа это и предполагал…
    — Ксюш, а ты думаешь, кем был мой папа?
    — Так, фармацевтом на заводе, ты же сам и говорил.
    — Хм, фармацевтом, но не на заводе. Отец, Ксения, возглавлял секретную лабораторию. Всю жизнь он занимался ядами, психотропными препаратами, спецсредствами. Не думала же ты, что у простого фармацевта будет персональная пенсия, трёхкомнатная квартира в центре, и дача под Москвой.
    — Из-за этого у тебя с ним был конфликт?
    — Не только, он хотел управлять и диктовать. Вот и в этом случае, он посчитал, что мне лучше ничего не знать, как обычно, всё решил за меня.
    — Они беспокоились и любили тебя.
    — Вот именно! И поэтому лишили меня моего законного мужского права разобраться и решить.
    — Ну, что? – глядя Евгению Дмитриевичу в глаза, спросила Ксения Михайловна. – Теперь разобрался? И что ты решил?
    — А вот что! – он вытащил флешку из гнезда, бросил на пол и со всей силы наступил на неё, раздробив на мелкие осколки.
    Потом он властными руками снял с жены халат и впился губами в её губы. Халат мягко упал на пол, Ксения жарко ответила на поцелуй мужа и сделала шаг назад к дивану. Это был не просто секс, это был всепрощающий секс. С каждой фрикцией исчезали барьеры между ними, с каждым толчком они вновь обретали друг друга, с каждым стоном уходили прочь все недомолвки и умолчания, с каждым новой позой развеивался кошмар всех этих лет.
    Когда несколько позже они, утомленные, лежали на диване, Ксения сделала попытку вернуться к разговору:
    — А если у Гоши Пресненского ещё экземпляр есть? Он ведь требовал сдать тебя, иначе грозился в сеть слить.
    — Ну, и ты сдала?
    — Как видишь…
    — Да нет у него больше ничего. Я его знаю – он не любит множить сущности, весь его компромат – в его сейфе. А этой записи там нет – я её умыкнул.
    — А у этих,.. – видно было, что Ксения с трудом произносит их имена, такую они вызывают в ней ненависть. – У Алекса и как там его…
    — Их нет. Я их сдал с грузом наркотиков в Европе. Пусть посидят лет так надцать.
    — Хорошо! – Ксения удовлетворённо откинулась на подушку, но вскоре озабоченная складка опять пролегла у неё промеж бровей.
    — Ты бы лучше оделась, нам ещё работать надо
    — А? Что? Ах, да!
    Ксения Михайловна, не меняя задумчивого выражения лица, стала вскрывать коробку с бельём. Белые трикотажные стринги, с белой же маечкой, делали Ксению лет на десять моложе. И Дядя Женя засмотрелся на свою жену. Но у Ксении была такая особенность – если уж втемяшит себе что-то в голову, сбить её с мысли не представлялось возможным. Вот и сейчас порыв откровенности был столь силён, что противиться этому не было никакой возможности. Ксения готовилась открыть мужу самую страшную для любого мужчины тайну, даже если она навсегда разрушит вновь возникшее доверие и навсегда похоронит отношения. Столько лет в себе держала, что мочи держать уже не было никаких сил:
    — Женя!
    Он вопросительно посмотрел на жену. Боже, как хороша она была сейчас! В простом белом бельишке и с умоляющем выражении на лице. Она хоть сознавала, что в таком виде можно говорить что угодно? Он простит всё! Впрочем, Евгений предполагал какие признания ему предстоит услышать.
    — Мне надо сказать тебе что-то важное…
    — Не нужно ничего говорить, любовь моя. Саша – моя дочь!
    — Ты м это знал? – непроизвольно открыв рот, она приложила к нему кончики пальцев, задерживая, грозящее выйти наружу «Ах!», и села на диван. – Ты всё это время знал! Как?
    — Достаточно было увидеть твою ненависть к ещё неродившемуся дитя, твои потуги избавиться от плода. Я тогда поклялся, что воспитаю ребёнка как родного, пусть мать не будет его любить – моей любви хватит на двоих. Но ты смогла, ты стала отличной матерью. А я,.. я решил, что никогда не буду узнавать, чей это отпрыск, никаких анализов, никаких тестов.
    Пока он говорил, Ксения подошла вплотную к мужу и, глядя ему прямо в глаза, взяла его за руки.
    — Но я не сдержал своей клятвы.
    — Женя, мне страшно это слушать, может не надо?
    — Помнишь, Сашку пару лет назад укусил клещ?
    — Ещё бы! – кивнула Ксения.- Мы тогда так намучились с энцефалитным менингитом, так боялись за Сашу. Я готова была умереть, лишь бы она выздоровела.
    — Я тогда обратил внимание, что у нас одинаковая группа крови. – перебил излияния жены Женя.
    — Это ещё ни о чём не говорит, ты просто меня успокаиваешь.
    — Да, не говорит, но с этого происшествия я потерял покой и сон, думать ни о чём не мог. Наконец, я решился, сорвал Сашин волос и отнёс на экспертизу.
    — И? – Ксения, затаив дыхание, с немым вопросом заглядывала в глаза Евгения
    — Саша – моя дочь! Наша дочь!
    Ксения обмякла и бессильно повисла на, успевших подхватить её, сильных мужниных руках.
    — Так не бывает! – слабо, едва слышно произнесли её губы.
    — Бывает! Если любишь – бывает! – убеждённо ответил Женя и, подхватив жену на руки, понёс её на диван.
    Там он стал через голову снимать с Ксении её майку. Ксения прогнулась, помогая мужу, подалась навстречу любимому, тело её ответило на ласковые руки Жени. И вдруг…
    — Ты же сказал, что у нас дел много.
    Сказала – как ушат воды вылила. Дядя Женя сразу отпустил любимую и сел на диван рядом:
    — Да, ты права, опасность ещё не миновала, потом потрахушки устроим.
    — Куда мы теперь?
    — В губернский город С. Я уже всё продумал, да дела у меня там есть.
    — Как же мы сможем уехать?
    — Один человек обещал помочь.
    И Евгений Дмитриевич рассказал жене о том, чем он занимался в то время, пока она ползла по подземелью.
    После короткого обсуждения оба занялись делом. Ксения Михайловна села за компьютер и принялась усиленно перегонять все имеющиеся на счетах деньги на одну карточку, зарегистрированную на её имя. Две, довольно большие равные суммы положила на счета дочерей, как страховку, если с ней и Женей что-нибудь случиться. Евгений Дмитриевич тем временем сосредоточенно перебирал содержимое кожаного кейса: перекладывал в нужном порядке бумаги, некоторые выкидывал, другие, наоборот добавлял. Наконец, досье на криминального авторитета Гошу Пресненского из простого вороха бумаг приобрело законченный вид. Дядя Женя не был юристом, и не мог оценить компромат с профессиональной точки зрения, но надеялся, что материал был убойным. Только бы достиг нужного адресата. Теперь зуд действия одолевал его.
    — Ну, что, ты закончила? – нетерпеливо поинтересовался он у супруги.
    — Ещё минуту. – отозвалась Ксения, которая, закончив работать со счетами, гладила утюгом, извлеченные из её белья и выстиранные купюры. – Наличности на первое время хватит, во всяком случае, на еду и на бензин. Теперь за дочками едем?
    — Сейчас, только запись сделаем.
    — Какую?
    — Сейчас услышишь.
    Евгений настроил вебку и, включив запись, стал рассказывать события полугодичной давности, связанные с потерявшей память девочкой Ташей. Ксения Михайловна, сев на табуретку рядом с ноутбуком, упёрлась локтём в коленку, положила свой подбородок на ладонь и, не сводя глаз с мужа, внимательно слушала эту необычную историю.
    — Да, — наконец, сказала она, пока Евгений Дмитриевич перегонял запись на флешку и уничтожал оригинал, — Может, это и хорошо, что сегодня произошло то, что произошло. И я теперь смогу прямо, без лжи не недомолвок, смотреть тебе в глаза, и ты не превратился рядом с Гошей в законченного мерзавца, хотя был на пути к этому.
    Дядя Женя дёрнулся, но ничего не сказал.
    — Теперь мне понятна та нежность, что ты испытывал к этой девочке. – продолжила она. – А я ведь было заревновала тебя к ней, решила, что молоденькую нашёл.
    — Ксюша!.. – укоризненно ответил Евгений.
    — А кому ты это передашь?
    — Есть мысли. – уклончиво ответил Захрустно, усиленно вспоминая один раз увиденный номер.
    У сутенера была отличая память, на лица, имена, цифры. Он помнил все анатомические и физиологические особенности своих шлюх, держал в голове дни рождения их родителей и детей, не путался в графиках сдачи ими сессий. Обратив внимание на ничтожное количество контактов в телефоне Таши, он запомнил номер некой Антонины Генриховны, про который девушка как-то обмолвилась, что она ей как мать. Связавшись с ней, он представился сутенёром Дядей Женей, сообщил, что ему известны некоторые подробности о девушке Таше, попавшей в его сети около полугода назад, выслушал расстроенное «Ах!» и договорился о немедленной, чтобы не успела никому сообщить, встрече.
    — Проехали! – скомандовал он жене, и, видя с какой готовностью Ксения двинулась из квартиры, прокомментировал. – Я, конечно, только «за», чтобы моя жена всегда была рядом со мной в таком виде, но, боюсь, остальные не поймут.
    Ксения, так и пребывавшая всё это время в одном белье, смущённо усмехнулась, мило зарделась, и принялась одеваться.
    — Ну как, подошло? – тревожно спросил Евгений.
    Супруга оглядела себя, крутанулась вокруг оси и оценила:
    — Замечательно!
    Захрустко, довольный, усмехнулся. Он откровенно любовался своей женой, в одночасье превратившейся из занудной профессорши в девочку-подростка. Джинса и кроссовки, молодёжная косуха вкупе с растрёпанными короткими волосами скинули Ксении лет пятнадцать, а то и все двадцать.
    Уже в машине, Дядя Женя позвонил Антонине Гениховне и назначил встречу у памятника Пушкину. Место с одной стороны людное, а с другой – открытое, хороший обзор со всех сторон. Но, даже увидев подошедшую женщину, он не сразу вышел из авто, а сначала хорошенько осмотрелся – хвоста, вроде бы не было.
    — Давай я схожу. – предложила Ксения. – Отдам, и сразу назад.
    — Нет уж, хватит тебе приключений на сегодня. – отрезал муж. – Лучше садись за руль, если что – рви по газам.
    Как бы ни так! Она сразу решила, что ни за что мужа не бросит, даже дверь приоткрыла, чтобы не надо было Жене тратить драгоценные секунды. Тревожно всматривалась Ксения Михайловна в окно, пытаясь в деталях высмотреть ход разговора. Что-то жарко поначалу у них было. Невысокого росточка, слегка полноватая мадам даже с кулаками попробовала на Женю кинуться. Муж, само спокойствие, заключил её запястья в свои ладони, а когда порыв мордобития мадам стих, стал что-то старательно ей втолковывать. Кажется, поладили, во всяком случае эта Антонина кейс, и, надо полагать, флешку, взяла, а, прощаясь, вроде бы даже перекрестила Женю. «Ну, Женя! Ну, жук, одно слово – профессионал – любую особь женского пола уговорить сможет. Был бы кобелем – бабы толпами за ним бегали бы». – с лёгкой, оттого приятной ревностью, думала о муже Ксения. А Евгений Дмитриевич уже залазил в авто:
    — Поехали! Все долги уплачены. Дети заждались.
    Конечно, для конспирации было плохо, но приятно, что детский радостный визг был слышан на весь подъезд:
    — Папа!
    — Папа!
    — А мама где?
    -Ты обещал!
    Но увидев, что за папиной спиной маячит родная фигура, Машенька и Сашенька, раскинув руки, и сбивая друг дружку, ринулись к Ксении Михайловне:
    — Мама! Мама!
    Замерли на полдороги в растерянности.
    — Мама, ты такая… — Маша была ошеломлена.
    — Какая? – не без кокетства спросила Ксения.
    — Непривычная. – старшая не знала, что ответить.
    — Секси! – выпалила Сашка.
    — Ну, уж и секси!
    — А что? – нашлась Маша. – Как будто ровесница моя. И причёска, и прикид – то, что надо!
    За поцелуйчиками, обнимашками, прощальным ужином и последними сборами время прошло быстро. В восемь часов вечера семья Захрустко погрузилась в машину, встреча на контрольной точке была назначена через два часа.
    ***
    Ровно в двадцать два часа второго апреля Туарег Дяди Жени вышел на контрольную точку – к станции метро «Текстильщики».

  26. Прочитавший

    Состряпано спецом по иллюзиям ))) Одно не понять на хрена все это здесь?

    1. Nobody911

      Это я попросил. А что? Насильно ведь читать ни кто не заставляет!!!

      NbuhRjirby я еще не прочел, сорян. Вчера забегался. Жена на мероприятие ушла, а дочь привезли с дачи «на повидаться» с родителями, а то отвыкнет и забудет нас за лето :smile: По этому я повел ее дыню выбирать… а потом мы ее вдвоем и приговорили.. ну сами понимаете… с полным животом… ну какое уже к чертям чтение. :lol: Легли на диван и «Буратино» смотрели до маминого прихода :lol:

      1. NbuhRjirby (автор)

        Да я не парюсь. Семья в приоритете всегда. Да и когда же ещё дыню поесть как не летом. Моя жена дыню предпочитает, а я арбуз. Неразрешимое противоречие.

        Буратино — хорошо, любимый фильм детства. Может разберёте его по поводу скрытых сексуальных девиаций, измены Мальвины, или почему женщины предпочитают хорошим мальчикам уродов и хулиганов.

  27. Зорька

    Блин, неудобно как-то.
    Человек старался — писал, а все молчат.
    Ну скажите же кто-нибудь, хоть что-то!!!

    https://pikabu.ru/story/pechenka_406709

    1. NbuhRjirby (автор)

      Ноубоди попросил.Не попросил бы не разместил. Дело всё равно не в пустую было: провёл паботу над ошибками, перечитал, уточнил кое-что, правку сделал кое-какую.
      А сама, что думаешь по-поводу написанного.

      1. Зорька

        Думаю, кто ж вас так обидел…

        1. NbuhRjirby (автор)

          Меня?

          1. Зорька

            Да

          2. NbuhRjirby (автор)

            Заря-Заряница, а вот это я уже не понял. По-поводу обиды.

  28. Ну вы даете. )

    Зорька.))

    А, Ноубоди просил, вот пусть он и …))

  29. Зорька

    «Заря-Заряница, а вот это я уже не понял. По-поводу обиды.»

    Если не поняли, тогда поймите.

    Меня зовут Ирина.

    1. NbuhRjirby (автор)

      спасибо, учту.

      1. Зорька

        «спасибо, учту.»
        Искренне надеюсь, что не все воих научно психологических рассказах.

      2. Зорька

        * не в своих

        1. NbuhRjirby (автор)

          Да понял, я, понял. А что, у вас есть история? Дайте ссылку, почитаю.

          1. Nobody911

            У-уууу, куда хватил….. Ишь…Зорьку ему подавай :lol:
            Зорька у нас как «Большая Нехачуха» (мультик такой был), она ни кому не дает!!! Она даже мне отказала, хотя уверен, :!: это было ей не просто! :lol:

          2. NbuhRjirby (автор)

            «спасибо, учту.»
            Искренне надеюсь, что не все воих научно психологических рассказах.»

            — А как же я учту, если про Зарю-Заряницу ничего не знаю

          3. Зорька

            https://www.google.com/search?source=hp&ei=Wfh_W93JAa3prgSbo6XQCA&q=%D0%B3%D0%B8%D1%84+%D0%B4%D0%B5%D0%B0%D0%BE%D1%87%D0%BA%D0%B0+%D0%B2+%D0%BD%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8&oq=&gs_l=mobile-gws-wiz-hp.1.1.41l3.0.0..2149…0.0..0.0.0…….0………..3.1qqoqTERP04#imgrc=cobKmkg2c5eCvM:

          4. Зорька

            Ссылку нужно выделить целиком

  30. Nobody911

    NbuhRjirby (автор) 24.08.2018 в 11:16
    = Буратино — хорошо, любимый фильм детства. Может разберёте его по поводу скрытых сексуальных девиаций, измены Мальвины, или почему женщины предпочитают хорошим мальчикам уродов и хулиганов. =

    https://www.yaplakal.com/forum7/topic1795323.html
    Можете считать, что я к этому мнению присоединился ;-)

    1. Nobody911

      Да… забыл уточнить… к нашим постояльцам, эта статья не имеет ровным счетом ни какого отношения, в виду сформировавшегося у них неокортекса по мужскому типу :lol:

    2. NbuhRjirby (автор)

      Поржал. По сути верно, про 90% (больше)героинь историй на этом сайте. От нормальных мужей ну таких фееричных утырков находят. Но я о несколько другом разрезе. Почему любят хулиганов. Почему Мальвина отвергла Пьеро, который хоть и невыразимо скучен, однако беззаветно будет её любить. Почему она выбрала хулигана и вертопраха Буратино. Разве неясно, что он свою жизнь будет над ней насмехаться, издеваться, убегать и совать свой отросток (который по странному недоразумению расположен на голове)во все свободные в данной местности дыры (и не очень свободные, проткнул же он холст, не успев на свет появиться).
      Вот ещё женский взгляд на эту тему от культуролога Галины Радковны:
      https://zen.yandex.ru/media/zina_korzina/pochemu-ne-liubiat-horoshih-malchikov-5b54a393091c6700a83687ec?from=channel
      Та, кстати, и о том, почему нельзя прощать женскую измену: «Любой «исключительно порядочный» — это слабак, у которого нет возможности топнуть».

      1. Nobody911

        = Разве неясно, что он свою жизнь будет над ней насмехаться, издеваться, убегать и совать свой отросток (который по странному недоразумению расположен на голове)во все свободные в данной местности дыры =

        Далеко не факт :!: А вдруг как Мальвина да напряжет свой неокортекс и придумает как приласкать неокортекс неугомонного Буратино ;-)
        https://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/2/73/85/73085242_buratino.jpg
        Похулиганим? Сегодня же пятница ;-) :!: :lol:

        1. Nobody911

          А вообще жизнь — постоянная лотерея… Что толку то пытаться угадать, пойдет Буратино на лево, от того что он деревянный дурачок, или может первая пойдет Мальвина, от того, что у нее голова ватой набита? А может ни кто не пойдет, но когда к Буратино грамотно, на мягких лапках подкатит опытная Алиса…. Или Мальвине хитрО подмигнет слепой кот Базилио… :lol:
          А что если обоих тупо обманут и соблазнят против их воли…
          Да сколько есть способов добиться необходимого тебе поведения от оппонента, которого ты себе приглядел в качестве разового перепихона. Есть безошибочно работающие схемы как в отношении женщин, так и в отношении мужчин. В любом случае, УГАДАТЬ не получится. Как говориться «на каждую хитрую жопу с лабиринтом, всегда найдется хер с винтом».

          Лично я предпочитаю решать проблемы по мере их поступления, а не сидеть и оглядываться в ожидании их… чего и вам желаю ;-)

          1. NbuhRjirby (автор)

            https://www.drive2.ru/b/4062246863888193709/

        2. NbuhRjirby (автор)

          А как же!
          Некоторое время назад один литературный критик, очень толковый, кстати, поэтому не буду называть фамлию, с пеной у рта доказывал, Что Карабас-Барабас со своими марионетками — скрытая педофилия. На мои возражения приводил в пример каких-то сибирских мышей. Зацепил, гад, поэтому погуглил. Действительно — похоже. Ссылку не дам, чтобы не обвинили в распространении. Теперь уж и не знаю что думать. Алексей Толстой хоть и был изрядным бабником, кутилой и пьяницей, ни в чем подобном замечен не был.

          1. Nobody911

            Так что, оказывается что сибирские мышки педики? :lol:

  31. Nobody911

    https://cs5.pikabu.ru/images/previews_comm/2015-10_2/144430564312423607.jpg

  32. NbuhRjirby (автор)

    Утро. Переполненный автобус. Злой и невыспаввшийся народ едет на работу. В салоне громко и бесцеремонно, на весь автобус, разговаривают две дамы:
    — Ты знаешь, дорогая, я вчера голову помыла. Волосы так теперь и торчат в разные стороны.
    Когда приходит их остановка, эта женщина так же бесцеремонно, как танк, отдавливая ноги, прёт к выходу. У самого выхода из автобуса она спотыкается о вытянутые ноги сидящего на заднем сидении мужика, падает и кубарем скатывается по ступенькам.
    А мужик громко, на весь автобус говорит своему приятелю:
    — Ты знаешь, дорогой, я вчера ноги помыл, теперь они так и торчат в разные стороны

  33. NbuhRjirby (автор)

    https://otvet.imgsmail.ru/download/c339be543484fd5a50d39bef73ab1c92_i-2223.jpg

  34. Nobody911

    Зорька 24.08.2018 в 15:35
    =Ссылку нужно выделить целиком=
    :lol: :idea:
    Ты спрашиваешь… как это мол понимать? и кому я там чего не дала? (может и хорошо что отказала, а может и жалеть потом буду дура) :lol:
    Не волнуйся дорогая, ты не чего не пропустила… у нас с тобой всё по прежнему хорошо, просто всего лишь пятница… и у меня все хорошо и хорошее настроение, а это так не мало… правда?
    Ключевое слово — ПЯТНИЦА :lol: :idea: Вот и делов то!!!

    1. Зорька

      А чего ж не поняла, все поняла.
      С моей истории и пары тощих идей не вытянуть. ))))))
      Ну вы даете. ) не даст соврать. Он ее знает.

      1. NbuhRjirby (автор)

        Что же вы о себе такого плохого мнения, Ирина? Неужели жизнь такая бесцветная, что ничего интересного в ней нет? Неужто отсутствуют стоящие идеи и повороты судьбы? Так не бывает! Каждый человек уникален! Под каждой историей не судьба, СУДЬБИЩА!

        «Каждый человек есть Вселенная. Которая с ним рождается и с ним умирает.»
        Г.Гейне

    2. Зорька

      Я рада, что у тебя все хорошо.
      И это, правда, не мало.

      Выпиливаюсь, дабы не испортить.

  35. Прочитавший

    «Каждый человек уникален! Под каждой историей не судьба, СУДЬБИЩА!»
    — Вон куда повернул кошкотигр… И каждому скажет что его жизнь всего-лишь иллюзия )

  36. Nobody911

    Машинально включил пульт от телевизора, любил он, чтобы во время работы фоном звучал телевизор.
    Пульт не включают, включают ПУЛЬТОМ телевизор.

    По факту смерти гражданина Минкина возбуждено уголовное дело, основная версия следствия – задушение в результате аспирации рвотными массами».
    УДУШЕНИЕ

    Ксения Михайловна приложила руки обратной стороной ладони к пытающим щекам и уставилась невидящим взглядом перед собой.
    Обратная сторона… ЭТО КАК? Какая сторона у лодони обратная а какая лицевая сторона??? Что то тут не то у вас. И пыТающим нужно заменить на пыЛающим.

    Вы можете гарантировать, что моей семьёй ничего не случится?
    Буква С пропущена

    И теперь её предстоит принять решение.
    Ей

    =Евгений Дмитриевич, видя всё это, отправил жену на месяц в Испанию на море: отдохнуть, подумать, развеяться, набраться сил.=
    Чуть далее читаем:
    =Как ни пытались, спросить дорогу, никто из местных арабов русского языка не знал.=
    Что делают арабы (мать их) в Испании??? Может лучше все же испанцы? :lol:

    И тут, о чудо, к девушкам подошли два молодых мужчины и, представившись Алексом и Вованом, предложили помощь, которая с радостью была принята.
    ДВОЕ молодых…

    — Ксюха, ну ты чё? Одну меня оставить хочешь? Бросай ломаться, составь компанию. – поддакивала новым кавалерам Лиза.
    Прпущена «К» к новым кавалерам.

    То ли палящая жара, то ли жаркие уговоры, но Ксения Михайловна, ставшая за этот месяц то ли Ксющей, то ли Ксюхой, согласилась.
    ксюШей

    Поверьте, Ксения Михайловна, семья – для меня святое, и я не государство, меня, в отличие от оного, очень волнует моральный, так сказать, облик своих подчиненных. Я просто не могу пройти того факта,
    пропущено МИМО

    Тогда Гоша Пресненский взял со стола обычной гранёный стакан, подошёл к Ксюше, неотрывно глядя на неё, расстегнул ширинку, и напрудил полный стакан тёмно-жёлтой мутной и вонючей жидкости:
    — Пей!

    С этого момента не стал читать дальше… долго объяснять и лень, но так не бывает. Вы однозначно перегнули палку. Почему? А вы у блатных спросите. Они хоть и блатные но не извращенцы, и свой блатной закон соблюдают и чтут. Я понимаю, что вам это трудно понять… но поверьте мне на слово. Они такую «жену» могут пометить (хирургически), что бы ее случайно в жены не взял другой вор, но это совсем не то, что вы пытаетесь там дофантазировать. Ну либо вам придется Гошу сделать полным отморозком, но тогда он не может иметь такую масть в уголовном мире о которой пишете вы тут:
    =Конечно, она знала от мужа о Гоше Пресненском, криминальном авторитете, который держал весь Пресненский район, и крышевал бизнес.=

    Так что вы уж определитесь, а то я даже не знаю для какой аудитории сей роман, Женщины? — Врядли, Мужчины? тоже не особо затягивет, много нестыковок… Подростки? которые не в курсе… ну может быть… Хотя лично я бы в последнюю очередь желал, что бы моя дочь прочла нечто подобное лет через 10
    Ну вот как-то так.

  37. NbuhRjirby (автор)

    За ошибки спасибо.
    «Что делают арабы (мать их) в Испании???»
    — а что они в Европе делают, в Марселе их едва ли не большинство населения.

    «А вы у блатных спросите. Они хоть и блатные но не извращенцы, и свой блатной закон соблюдают и чтут.»
    — только не надо блатных романтизировать и приписывать им некие достойные качества, которые у них отсутствуют априори.
    — С другой стороны, а причём здесь блатные? Старые блатные с их кодексами остались глубоко в прошлом. С 90-хх возникшие ОПГ созданы на новой основе, без всяких устаревших кодексов, туда пришли новые люди, часто вообще без тормозов. Прежние блатные нервно курят в стороне, им осталась мелочёвка в виде карманных и квартирных краж. А тут схемы, проекты, персонал. Да, кстати, люди, которые держат наркотраффик абсолютно, от слова совсем, беспринципны. А с мочой — совсем не перегнул. Сейчас даже ей даже в школе девочек поят когда сломать хотят.

    «Ну либо вам придется Гошу сделать полным отморозком, но тогда он не может иметь такую масть в уголовном мире»
    — в принципе я всё объяснил он не вор в законе а криминальный авторитет современного типа.

    А вы дальше почитайте, там всё не так страшно. Странно, мне редакторы всё время говрят, что жести в книгах маловато, слишком всё благостно и пресно.

    1. Nobody911

      =А вы дальше почитайте, там всё не так страшно. =
      Спасибо конечно. Но мне, как еще в детстве прочитавшему почти всю родительскую библиотеку, начиная от Ж.Верна, Р.Л.Стивенсона,. К.Дойла, Г.Уэллса, В.Скотта, Ф.Купера, Д.Гашека и заканчивая Мопассаном, такое чтиво не приносит удовольствия. Почему? А вы прочтите ну хотя бы Мопассана и сравните с тем, что вы пишите и как, и вы сами все поймете.
      Я понимаю, что я сравниваю принципиально разные эпохи, менталитеты, а главное разные цели! :!: В любом случае, я бы не хотел опускаться до уровня ваших редакторов, которые к литературе имеют отдаленное отношение, скорее они менеджеры-маркетологи, со всеми вытекающими последствиями для той «литературы», которую они от вас требуют! :roll:

      1. Nobody911

        И все же испанцы. Пусть это будут коренные испанцы, служащие пирса, предназначенного для далеко не дешевых катеров и частных яхт. Такую ответственную работу, руководство порта побаивалось доверить беженцам и эмигрантам из южноафриканских стран. Имущество слишком дорогостоящее, а с приезжего ну что возьмешь, в случае её повреждения. ;-)

        1. NbuhRjirby (автор)

          Так они заблудились на базаре, где как раз одни арабы. Что им на пирсе делать? Они же за сувенирами пошли.

      2. Адреналин

        — А вы тоже всемирку прочли? У моего деда было 200 томов таких, так я уже с 14 лет в нее углубился ))) Перечитывал кое-что потом… Хотя приключенческого жанра там было маловато.

      3. NbuhRjirby (автор)

        «Я понимаю, что я сравниваю принципиально разные эпохи, менталитеты, а главное разные цели! »
        — Вот именно.
        «Но мне, как еще в детстве прочитавшему почти всю родительскую библиотеку, начиная от Ж.Верна, Р.Л.Стивенсона,. К.Дойла, Г.Уэллса, В.Скотта, Ф.Купера, Д.Гашека и заканчивая Мопассаном, такое чтиво не приносит удовольствия. Почему? А вы прочтите ну хотя бы Мопассана и сравните с тем, что вы пишите и как, и вы сами все поймете.»
        — Не вы один чтением в детстве увлекались…

        Я в принципе, не ждал всеобщего одобрямса. И не жду. Вообще меня интересует пограничные ситуации и поведение в них. А также преодоление человеком внешних обстоятельств и тёмной стороны своей личности. В принципе, к меня практически все герои в процессе открываются не с той стороны, с которой они появляются в начале повествования (кроме нескольких откровенных мерзавцев). Я жалею людей, даже здесь, на этом сайте мне жаль многих заблудившихся в сумерках своей души и запутавшихся в неблаговидных поступках. Я считаю каждому человеку должен быть дан шанс. А вот уж как он им воспользуется — другое дело. Поэтому и макаю своих героев в грязь по самое не могу, чтобы зримо было их преображение.

        1. NbuhRjirby (автор)

          «Я жалею людей, даже здесь, на этом сайте мне жаль многих заблудившихся в сумерках своей души и запутавшихся в неблаговидных поступках. »
          — именно поэтому я переживал и искренне радовался, что в общем-то чужие люди помогли на этом сайте разораться в себе той девушке, которая на даче целовалась с соседом в свой день рождения и Кнопке, которая тем же занималась в фитнесс-центре. Вы реально помогли им. Я думаю, что помогли и такому потерявшему себя человеку, как Агент Любви, которая сначала оставляла дерзкие, вызывающие комментарии, а потом как-то смягчилась, объяснила, что веру потеряла.

          1. Адреналин

            — Что-то не верится в вашу искренность. Жалея вы желаете самого плохого. Ну да лично мне вы пожелали горя моей жене? По-моему и другим от вас досталось. И жалеете вы почему-то именно блядей именуя их заблудшими душами. Вы даже не представляете как они могут притворяться невинными овечками, вышибая слезу и жалость и тайно продолжая бегать налево. Это у них называется женщина в поиске. Мне вот жаль ваше незнание предмета. Наверное вами легко пользуются определенные женщины.

  38. Зорька

    Ок, все молчат, напуганные что-ли. Прям не знаю!!! А баба Яга скажет!!!

    «Поэтому и макаю своих героев в грязь по самое не могу, чтобы зримо было их преображение.»

    Более дэбильного способа «преображения» я ещё не видела. Конечно на фоне грязи, огрызок от яблока, на салатовом газоне, покажется не мусором, а минеральным удобрением. То же можно сказать, и про органические отходы жизнедеятельности животных.
    Ваш эксперимент, над вашими героями, очень сомнительный, тем более что их, вы проецируете на абсолютно незнакомых вам, РЕАЛЬНЫХ людей. И ещё и хватает наглости, с каким-то одержимым величием, говорить о помощи. Злоба из вас прёт фонтаном со всех щелей. Я тоже злая, но на людей не причастных к причине моей злобы, это не отражается.
    Поэтому и спросила, кто же вас, так обидел?
    Вы предпочитаете справляется со своей обидой, возможно унижаясь до уровня ваших обидчиков. А я вас в лоб спрашиваю, не прибегая к способам писательского извращения, в отличии от вас.
    И хочу заметить — в своих словах, комментариях и в паре моих историй, я косвенно никого не задевала. Не было такой цели. Буквально все что я тут написала , касалось только меня! И возможно, совсем немного моих близкий и лично знакомых мне людей.
    Вы извините за злобу в лицо, а не так, как у вас положенно (через тошнотворные рассказики с попыткой втоптать друг друга в дерьмо.) Я предпочитаю ясность. И что это за имя писателя Ndfhjtrpbjjjjjj. Нечитабельно. Верните прежнее.

    1. Зорька

      Вы знаете, я вот тут подумала —
      может вы и вправду помогаете.
      Контрастность мнений конечно поражает наверное.
      Но это заставляет меня говорить правду. А не вдаваться в дебри какой-то злой игры.
      Или… Не знаю
      Мысли в слух…

    2. Адреналин

      — Молодец Зорька! Я тоже предпочитаю ясность и я не прячусь. Возможно, в личках кто-то кому-то сказал что-то и пошло как дурной телефон. Одна баба сказала, другие слепо верят. Невозможно судить о ком-то лично не зная его. Поэтому я предпочитаю не советы давать или как там один брякнул, поддакивать, нет, я предпочитаю кратко и сжато высказать что я думаю об истории в целом. Считаю давать советы дело неблагодарное. Надо человеку самому принимать решение.

      1. Зорька

        Тоже верно.
        Вот и я, чтобы избежать последствий «испорченного телефона» и дурной головы, включаю синдром дикарки, где нужно. )) Общение в личке в любом случае содержат какие-либо интриги, и чтобы не быть втянутой в эту паутину сплетен, я придерживаюсь безопасной дистанции, т.е. попросту его избегаю. :!:

  39. Ну вы даёте. )

    Зорька, я не молчу.) Просто я никак не могу дочитать.)
    Первые мысли были:
    а) Над нами посмеялись иронично..) С намеком на Гоголя, в современных условиях нашего бытия.
    б) Нас кинули на литературу.)
    Это НЕ литература. Тогда что это? Может не в литературе дело, а автор что-то хотел этим сказать? Побыстрому, примерно представив нам ход своей мысли, очень упрощённо. Или как высмеивание чего-то
    Не получается дочитать и не получается составить некие свои выводы.
    Но есть ещё один вопрос и он пока преобладает — «А нужно ли … , а должен ли я вообще это читать, что бы ещё думать над этим, разбирать и что-то там искать в … этом.?» Во всяком случае в предложенном изложении.
    Все, обсолютно все, на мой взгляд, притянуто и не жизнеспособно.
    Да, если учесть, что кино, как искусство, у нас нет, то данная … наверное, подходит как некий сценарий или его наметки, к тому … чем пичкают плебс, электорат и прочий пипл, который, типа, все схавает… отупляя его даже больше чем он на то способен, но увеличивая его извращённость как личностей.
    Да, не удачное изложение можно списать на не доработанность, на «скорую руку» на пилотный вариант …но ни к литературе, ни к искусству это не имеет ни какого отношения в самом принципе.
    Пока передо мной те вопросы, о которых сказал в начале.

    1. Зорька

      Да, посмеялись. Однозначно.

  40. NbuhRjirby (автор)

    «Мне вот жаль ваше незнание предмета. Наверное вами легко пользуются определенные женщины».
    — Да, мною пользуются. И конечно же не все, а именно определённые женщины: мать, жена и дочь. Я позволяю им пользоваться мною. Впрочем, и я пользуюсь ими.

  41. NbuhRjirby (автор)

    https://litnet.com/ru/blogs/post/39274

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля
Adblock detector