Вход или регистрация

На пути в Рай. Часть 2

Соглашение: Принято

3.
Моя бывшая жена никогда не признается, даже самой себе, в измене и подлости. Список оправданий бесконечен: помутнение, роковая ошибка, «мне не хватает новизны, разнообразия, востребованности…». Мне это напомнило зону, где сидят только невиновные.
А была ли вообще любовь?! Судя по ее делам, она меня никогда даже просто не уважала. Полгода кувыркалась с другим, каждый день предавая меня! Наташу всегда интересовал только один человек – она сама и, как следствие, её комфортное существование. Пока эти интересы совпадали с семьёй – мы худо-бедно жили. Наметился «лучший вариант» – всё – семьи больше нет!
Так после сорока лет семейной жизни я остался один. Ну, допустим, не один. Были дети, внуки, но это не совсем то. Не было того, единственного человека, который до этого был со мной рядом всю жизнь. Можно было сколько угодно корчить из себя бодрячка, которому все ни почем. Но сердце не обманешь! Я остался один! Мы так долго прожили вместе с Наташей, что я уже и не помню себя холостым. Мне казалось, что она была и будет всегда! Где я допустил ошибку, как проглядел любимого человека? Мучаясь этими мыслями, я тем ни менее понимал, что все было предопределено свыше. И сделать что-то я был просто не в силах. Судьба правит всем!
Что это было. Любовь? Вряд ли! Просто Наташа приняла внезапно вспыхнувшую страсть за настоящие чувства. И сделала свой выбор. Увы, не в мою пользу. За долгие годы совместной жизни я как -то подзабыл, что она, прежде всего, женщина — слабая, лживая, хрупкая, вероломная, всегда готовая на измену и уничтожение семьи, на обман, подлость, лукавая и хитроумная, пользующаяся своими чарами в личных целях. Наверно других женщин в природе просто нет! И вот итог — в ее будущей счастливой жизни мне места не было. Но сердцу приказать невозможно, я, несмотря ни на что, все еще любил ее. И поэтому знал, вместе нам уже не быть никогда.
Незаметно подкралась осень. Ясных и теплых дней становилось все меньше. Чаще дул промозглый северо-западный ветер, приносящий противный моросящий дождь. Листья на деревьях неотвратимо желтели и, облетев, покрыли тротуары пестрым шелестящим ковром. В парках и скверах по аллеям ветер гонял листвяную осыпь бросая ее в лица прохожих, словно салютуя ушедшему лету!
Развод наш прошел быстро и гладко. Имущественных претензий друг к другу мы не имели. Дети взрослые. Поэтому в ЗАГСе нам без лишних разговоров поставили в паспортах штампики о расторжении брака и выдали на руки соответствующие свидетельства. Все! Мы больше не муж и жена. Чужие, посторонние друг другу люди. Каждый со своей личной жизнью. Расставаясь, я увидел в глазах Наташи сожаление, а может мне это просто показалось. Кивнул, теперь уже бывшей жене, сунул руки в карманы, повернулся и пошел прочь по усыпанному желтыми листьями тротуару. Её дальнейшая судьба меня больше не касалась!
На меня навалилось масса неотложных дел. Издательство готовило к выходу мою новую книгу и прислало мне макет издания для авторской правки. Звонили с киностудии по поводу сценария по моему рассказу. Все хотели получить все и сразу! Вдобавок ко всему на меня с претензией вышел редактор журнала, в который я почти два года назад выслал рассказ. Они молчали все это время и, наконец, решили напечатать его. Но оказалось, что рассказ к тому времени напечатало другое издание. Дело дошло до того, что мне стали грозить судом. Но никакого договора я с ними не заключал, поэтому с чистой совестью послал их в то место, о котором часто пишут на заборах! Все это время я жил в гостинице, мечтая поскорее уехать из опостылевшего города, где все напоминало о прошлой жизни.
Где была и чем занималась все это время Наташа я не знал. До меня доходили неясные слухи, что не все гладко в ее новой «семейной» жизни. Что вы хотите? Молодой любовник требует к себе особого обращения. И, как я понимал, главным элементом в отношениях шестидесятилетней молодящейся женщины и сорокалетнего «перспективного» художника были деньги и недвижимость. Причем деньги и недвижимость моей бывшей жены. Все то, что она забрала после развода. Их неземная страсть будет вечной. До тех пор, пока не кончатся её деньги. Как называют таких «художников» я прекрасно знал. Плохо только то, что Наташа из-за порхающих бабочек пред глазами не видела этого! А может не хотела видеть. Женщина однодневка! Бабье лето такое короткое!
Как-то я встретил ее с кавалером в супермаркете. Субъект средних лет с капризно-недовольным выражением лица. Всем своим видом он выражал презрение к окружающему миру. Казалось, он делал одолжение людям уже тем, что дышал с ними одним воздухом. В какой- то момент они стали целоваться, причем у меня создалось впечатление, что целовала одна Наташа. Ее спутник позволял себя целовать. Но эта влюбленная курица ничего не замечала вокруг.
Если честно, мне было ее жаль. Хорошая, в сущности, баба, погнавшаяся за призрачной любовью. Но любовный дурман рано или поздно проходит и последующий похмельный синдром выдержать не каждому по плечу.
Все наши общие друзья и подруги были в шоке. Меня несколько раз пытались вызвать на откровенный разговор, но я под благовидными предлогами ловко избегал душеспасительных бесед.
Дети отнеслись к разрыву родителе индифферентно. Сын приехал ко мне вскоре после нашего развода. Мы долго говорили с ним о разных пустяках, но он так и не решился спросить меня про отношения с матерью. Я знал, что они общаются с Наташей, не ограничивают ее общение с внуками. Но категорически запретили приводить на эти встречи ее нового «мужа».
В начале октября я уехал на две недели на съемки сериала по моему рассказу. Я впервые посетил подобное мероприятие. Все мне было в новинку. Жить две недели в окружении артистов, чьи лица до этого я видел только на экране, быть с ними на равных! Принимать участие в репетициях, даже что- то о советовать на съемках! Время пролетело незаметно.
После возвращения со съемок мне позвонил адвокат и попросил приехать. Я было сослался на занятость, но он очень настаивал.
— Юрий Иванович! Ваша бывшая жена выставила на продажу квартиру. – Адвокат внимательно посмотрел на меня, крутя пальцами очки. – Вашу квартиру.
— А где она будет жить? – Не понял я.- В студии своего любовника?
— Этого я не знаю. Мне известно, что ее кавалер должен очень солидную сумму серьезным людям. И ваша бывшая супруга пытается покрыть долг, продав свое жилье.
Да, любовь ослепляет. Интересно, деньги они уже потратили? Скорее всего да, раз речь зашла о продаже квартиры. Неужели Наташа не видит с кем связалась?!
Я поблагодарил адвоката за информацию и объяснил, что теперь это дело
меня не касается. В конце концов этой жизни она сама хотела, вот пусть и хлебает полной ложкой. Выпив чашечку кофе, я раскланялся.
Через два дня после встречи с адвокатом до меня дошло известие, что квартира была продана и я снова потерял Наташу из виду.
Дел и бумаг накапливалось все больше и больше, и в один прекрасный момент, я понял, что без помощника мне не справится с этой лавиной. Но где найти подходящую кандидатуру? Я долго не думал и дал объявление в рекламную газету указав только контактный телефон.
Из нескольких кандидатур я остановился на молодой женщине, окончившей филологический факультет, отлично владеющей несколькими иностранными языками и, самое главное, компьютером. Жанна профессионально печатала, так быстро перебирая клавиатуру всеми пальцами, что мои глаза уставали наблюдать за этим процессом. Она редактировала тексты моих опусов, быстро отвечала на письма и запросы. Вела запись мероприятий, на которых я должен был присутствовать. Я снял для нее бюро, а весь готовый материал пересылал на ее электронную почту.
На своей личной жизни я поставил жирный крест. Все, больше никаких женщин! Только работа! Тем более моя «олдовость» не оставляла мне никаких шансов на маломальский успех среди гендерных партнеров!
Но с некоторых пор я стал замечать, что отношение Жанны ко мне изменилось. Похоже, она всерьез заинтересовалась моей персоной. Это было заметно во всем. Она стала все чаще появляться в гостиничном номере, где я работал. По утрам она специально заезжала ко мне для уточнения каких- то мелочей, попутно потчуя меня натуральным кофе с домашней выпечкой. Как я узнал позже, Жанна специально для этого приобрела за свои деньги кофемашину. И наконец, в моем рационе появились домашние котлеты. Раньше я считал, что кроме моей мамы и жены, котлеты не умеет делать никто! Но я ошибался, котлеты которыми угощала меня Жанна, были шедевром кулинарного искусства!
Да, время идет, а приемы охмурения мужиков не меняются. Путь к их стальному сердцу лежит через желудок! И Жанна отлично использовала этот, безотказно действующий, женский приемчик. Она не спешила, не навязывала мне свое общество, не докучала мне разговорами, но я чувствовал, что меня все больше и больше засасывает трясина создаваемого Жанной домашнего уюта.
В тот осенний вечер я приехал в гостиницу довольно поздно. После долгих переговоров в издательстве, а потом нудного протокольного ужина в ресторане, на мои плечи навалилась усталость. Хотелось только одного, добраться до номера, упасть на кровать и уснуть. Я поднялся на свой этаж и с удивлением обнаружил, что мой номер не заперт. Кроме меня ключ был только у моей помощницы. Может что-то случилось, что она приехала ко мне в такое позднее время. Я осторожно вошёл в номер, сбросил ботинки и прошел к рабочему столу.
За моей спиной скрипнула дверь. Из спальни вышла Жанна.
— Что -то случилось?
Она отрицательно качнула головой. За её спиной, на прикроватном столике, я увидел открытую бутылку шампанского, фрукты, бутерброды.
— В честь чего вечеринка?
Жанна молча взяла меня за руку и повела к дверям спальни. От неожиданности я потерял способность сопротивляться.
И это случилось…Не было никакого разочарования. Мне казалось, что я капитан фрегата, который после жутких штормов и кровавых боев вошел в тихую гавань. Когда обнаженная молодая женщина забилась от чувственного наслаждения в моих объятьях, отвечая мне на поцелуи то робко, то страстно. Когда, наконец, пала последняя преграда и я победителем вступил в свои права, заглушая легким поцелуем её тихий стон, в моей душе родилась нежность усталого путника, нашедшего то, что искал очень долго…
В объятиях Жанны, покорной и одновременно властной, я вдруг понял, что называют настоящей любовью, — слияние душ и биение в унисон сердец, а не только близость тел и сплетение ног…
И еще понял, что после Наташи вряд ли кого-то еще сумею полюбить…

Верите в историю?

Авторизация
*
*
или используйте социальную сеть:
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля
Adblock
detector