Вход или регистрация

На крутых поворотах судьбы

Можно ли простить измену? Мне кажется слово «простить» здесь не совсем подходит. С изменой можно смириться или не смириться. Если человек смирился с изменой, то это совсем не значит что он ее (измену) простил. Измену простить не возможно. Она будет присутствовать в жизни всегда. Идя на измену нужно понимать, если она вскроется ( а это неизбежно) рассчитывать на прощение не придется. Почему- то люди (особенно женщины) этого не понимают? Мужчина, если он мужчина , а не просто членоносец, измену никогда не простит и с ней не смирится. Жить с изменившей женщиной это сродни курению чужих окурков. И причина измены здесь вторична. Отмазки, типа не любил, не удовлетворял, не видел во мне женщину, здесь не прокатывают. Не удовлетворяет жизнь с мужем — разводись! Но большинство женщин хотят и в браке остаться и не стороне бабочек половить. Изменяющая мужу женщина находится в состоянии постоянной влюбленности, которую она ошибочно принимает за любовь. Наличие детей, долгий брак для нее уже значения не имеет. Особенно если любовник моложе. В конечном итоге муж все узнает и она уходит с гордо поднятой головой к своему «любимому», разрушив все, что так долго создавала. «Любимого » хватает, как правило, не надолго. Через какое-то время приходит запоздалое отрезвление. Начинаются слезы и стенания. Визиты к бывшему мужу. Вдруг она вспоминает, что у нее есть дети. Их тоже втягивают в водоворот. Любые средства хороши, от шантажа до истерик. Но от счастливой когда-то семьи осталось лишь пепелище и вернуть былое уже невозможно.
Моя мама бросила нас с отцом, когда мне было два с небольшим года. Мой отец больше не женился и всю свою любовь отдавал мне. Воспитывать меня ему помогала его сестра тетя Оля. Каждый год летом я гостил у нее на даче и играл с ее детьми Ниной и Вадиком. Когда мне было семнадцать лет скоропостижно умер папа. Я остался один. Закончив школу я поступил в Ленинградское артиллерийское училище. Начались курсантские будни. Где моя мать, чем она занимается я не знал, и честно говоря меня это не особо интересовало. Я знал, ее нет и быть не может. Я не испытывал к ней ни каких чувств. Ее фотографию я как то нашел в альбоме, но отец забрал ее оттуда и в доме больше ничего не напоминало о ней.
Закончив училище я какое то время послужил в войсках, а затем был направлен инструктором в одну из африканских стран. Моя задача состояла в обучении их военнослужащих артиллерийскому делу. Я был инструктором в минометной батарее. Со мной был переводчик, так как местного языка я не знал. Так и прослужил я полтора года. Однажды возвращаясь с учений я нарушил главное правило, не пить воду из местных источников. Но было жарко и я не удержался. В итоге заболел гепатитом и был отправлен лечиться на Родину.
Пролежал в госпитале я где-то около двух месяцев. Очень прилипчивая болезнь гепатит! Времени я даром не терял и познакомился с симпатичной медсестрой Верой и у нас завязался роман. Я был не искушен в общении с девушками. Мне казалось что свет клином сошёлся на Вере, поэтому к моменту моей выписки из госпиталя мы поженились. Меня направили служить в Прибалтику.Вера поехала со мной. Вскоре у нас родился сын Егор. Я хотел еще детей но Вера была категорически против, заявив, что она еще молода и хочет пожить для себя. Это был первый тревожный звонок, но я тогда не обратил на него внимание.
Служба затягивала. Начались длительные командировки по горячим точкам. Все меньше времени я уделял семье. В армии твои проблемы никого не интересуют. Главное служба, от рассвета до заката. Есть, правда, два выходных один летом и один зимой. А в остальном служба. Я очень скучал по сыну и жене. Когда я был дома старался как можно больше уделять родным время. Но в какой -то момент стал замечать, что мое внимание тяготит Веру. Создавалось впечатление, что она не рада мне.Да и сын как то стал отдалятся от меня. Однажды меня направили в командировку за границу. Думал на месяц, а на деле вышло , что почти на полгода. За это время я несколько раз пытался безрезультатно дозвонится родным, писал письма. Вера ответила мне всего один раз. В письме были дежурные заезженные фразы и у меня сложилось впечатление, что она писала его больше по обязанности чем по любви. Больше писем я от нее не получал.
Все когда-то заканчивается. Закончилась и моя командировка. Я приехал в свою часть, сдал дела в штабе и пошел домой. Пошел это слишком слабо сказано, я летел как на крыльях. Веры дома не было , Егор играл ко дворе под присмотром соседки. Увидев меня она смутилась и сказала, что Вера вышла в магазин, попросив ее присмотреть за Егором. Казалось, что она что- то не договаривает. Ладно, я взял сына за руку и мы пошли домой. По дороге Егор что-то говорил, рассказывал как он ходит в садик, какие у него там друзья и что когда мама занята его из садика забирает папа.
— Папа!- Я невольно остановился.- Какой папа?!
— Папа Костя, он меня любит и обещал подарить большую красную машинку! — Егор посмотрел на меня и вдруг спросил — Дядя, а ты к нам надолго?
— Я не дядя, я твой папа! — у меня пересохло в горле.
— Нет, мой папа — Костя! Мама говорит, что мы с ним скоро уедем далеко-далеко!- Егор счастливо улыбался. — Просто когда ты приезжаешь, мой папа уходит из дома. Ты побудь у нас , но не долго, а то я скучаю по папе.
Я с удивлением ощутил, что держу себя в руках. Казалось бы, я должен был завыть от отчаянья, броситься искать Веру, требовать от нее каких- то объяснений. Но у меня только сердце застучало чуть быстрее чем обычно.
Мы пришли домой. Я отдал Егору привезенные подарки, а сам пошел в ванную. Сквозь шум воды я услышал как хлопнула входная дверь. Видимо прибежала Вера. Я не торопился. Не спеша вытерся своим полотенцем, которое достал из вещмешка. В какой-то момент мне стало противно прикасаться к каким- либо вещам в этой квартире. Оделся и вышел. Вера хлопотала на кухне.
— С приездом, Слава! — Воскликнула она, изобразила на лице радость и попыталась чмокнуть меня в щеку. — Сейчас буду тебя кормить!
Я отстранился.
— Не надо , Вера! Присядь и давай поговорим. — Внутри меня разливался холод, заглушая вспыхнувшую ярость. Мне казалось, что я вижу себя со стороны. Что это происходит с кем — то другим, не со мной.
Вера видимо что-то почувствовала и медленно опустилось на табурет.
— Давно у тебя связь с папой Костей и когда вы уезжаете далеко-далеко?- Мое лицо превратилось в маску. Таким меня Вера никогда не видела. Она вдруг съежилась, опустила голову, стараясь не смотреть на меня.
— Откуда?…- пролепетала она.
— Откуда я все знаю?- Я попытался усмехнуться, но у меня не вышло. Губы словно примерзли к зубам. — Это уже не важно. Давно у вас эта..любовь?
— Почти год. — Она говорила очень тихо. — Я, я сама не знаю как это вышло. Я хотела его бросить, но … это сильней меня. С ним я почувствовала себя женщиной. Любимой женщиной. Тебя же никогда нет дома! — Она перешла на крик.
— Перестань Вера! — Я встал. — Ты взрослый человек и ты сделала свой выбор! На развод я подам сам. К Егору буду приходить по возможности и учти , что квартира служебная. Подыщите себе жилье.
Я закинул на плечо вещмешок, снял с вешалки фуражку и пошел к входной двери.
— Ты даже не спросишь кто он? — Вера зарыдала.
Я пожал плечами , молча открыл дверь и вышел. Никаких эмоций. Только холод внутри…
Судьба играет нашими жизнями. Сначала меня бросила мать, теперь изменила жена. Она даже сына попыталась отнять у меня. Папа Костя! Я встряхнул головой отгоняя навязчивые мысли. Ладно время покажет, что будет дальше.
На суде моя жена старательно обливала меня помоями, обвиняя во всех смертных грехах. Особенно пикантно прозвучало обвинение в измене. Дескать, я так долго не приезжал домой, потому что завел себе любовницу .Все время нашей совместной жизни я бил и унижал ее. Это подтвердила и соседка. Правда она все время старалась не смотреть на меня старательно пряча глаза. Я даже с уважением посмотрел на жену. Из виновницы развода она превращалась в жертву семейного насилия. Я не возражал и не спорил. Любовница так любовница. Пожилая судья сочувственно смотрела на Веру. Гендерная солидарность. Все мужики сволочи, а мы женщины такие дуры! Итог: развод. Алименты. К сыну не приближаться без разрешения матери.
Вот только урвать у меня ничего не получилось. Квартира казенная, а больше ничего не нажито. Во время суда папа Костя так и не появился.
Когда мы выходили из здания суда, я спросил Веру:
— Тебе не стыдно?
Ответа, конечно, я так и не услыхал.
Я какое-то время жил в офицерском общежитии. К сыну она меня не подпускала, так что я наблюдал за ним издали. И папу Костю повидал. Молодой хлюст, с наглой рожей, на которой было написано вечное презрение и брезгливость. О женщины, где ваши глаза и мозги?! Ну вообще- то ясно где! Очень тяжело было краем глаза ловить сочувствующие взгляды коллег, но разговор о моем разводе никто не заводил.
Прошел месяц и у меня в общежитии появилась Вера. Решительности и наглости у нее заметно поубавилось.
— Можно пройти? — Она нерешительно замерла на пороге.
— Проходи. — Одним словом ответил я. Мне не хотелось тратить силы и эмоции на общение с этой женщиной.
— Твоему сыну скоро будет негде жить!- С вызовом начала она.- Нам предложили освободить служебную квартиру. Взамен предложили халупу у черта на куличках.
Я молчал, мне нечего было ей сказать, тем более я ее предупреждал об этом.
— У тебя же есть квартира в твоем городе. Продай ее , помоги своему ребенку!
— А заодно и тебе с твоим сожителем! — Я улыбнулся.- Извини дорогая но ты знала на что шла. А квартира мне самому пригодится.
— Какой ты мерзавец, отречься от родного сына!- Она промокнула слезы. — Костя был прав!
Я встал.
— Вера, даю тебе секунду на то чтобы ты ушла, и постарайся больше не попадаться мне на глаза!
Она подхватила сумку и выскочила за дверь.
Прошло еще две недели. Я возвращался со службы и на вахте увидел Веру, держащую за руку Егора.
— Ты не мог бы посмотреть за Егором? Мы с Костей уезжаем отсюда. Обживемся на новом месте и я его сразу заберу.- скороговоркой пролепетала она и отвела глаза.
— Что, сожителю чужой ребенок в тягость?- Я обнял сына.
Она промолчала.
Через месяц меня перевели на юг, жизнь завертелась вихрем. Понемногу я стал оттаивать. Главное Егор был со мной. Он подрос и повзрослел. Первое время он спрашивал где мама, потом перестал, словно понял все. Вера не появлялась и не пыталась связаться со мной, хотя я оставил на всякий случай свой адрес в общежитии. Было трудно, я хотел было даже женится, чтобы у сына была какая- никакая мать. Но быстро понял, чужой ребенок никакой женщине не нужен. Считается, что мужчина обязан любить приемного сына или дочь. А вот женщина никому ничего не должна. Так и жил один. А если иногда и появлялся кто- то, домой не водил, не хотел травмировать сына.
Так прошло пятнадцать лет. Многое изменилось. Егор уже учился в военной академии, а я волею судьбы вернулся в родной город. У нас открылось военное училище и меня назначили его начальником. Никогда не думал, что буду примерять штаны с генеральскими лампасами. Штаны штанами, а работы было невпроворот. Осенью начались занятия. Стало немного полегче. Появилось свободное время. И вот однажды вечером я обнаружил, что у меня кончился хлеб. Не бог весть какая трагедия , но без хлеба я ужинать не мог. Одеваться было лень и я пошел в ближайший супермаркет как был, в домашних трениках и толстовке. Возле касс я увидел стройную, молодящуюся женщину. Елки- палки, Вера! Но, что он делает в моем городе? Она словно почувствовала мой взгляд и оглянулась.
— Слава?! — Она окинула меня взглядом с головы до ног.- Вижу жизнь не очень то удалась!
— С чего ты взяла? — Я натянуто улыбнулся.
— Да ладно, я же вижу.- Вера смотрела на меня в упор и было видно, что она рада моей не удавшейся, по ее мнению, жизни. — Хорошо хоть не бомжуешь.
Она поправила пальто и задорно тряхнула волосами. Судя по всему у нее жизнь как раз таки удалась. Я видел , она ждет расспросов. Но молчал. Наконец она не выдержала.
— Как там Егор? Надеюсь у него все хорошо?- Ее взгляд на мгновение стал каким -то виноватым.
— У него все хорошо, через два года заканчивает академию.- Я старался ответить на вопрос, в свою очередь ни о чем ее не спрашивая.
Вера хотела еще что-то спросить, но к нам подошла молодая девушка.
— Мама? А кто это? — Она обдала меня презрительным взглядом и повернулась в Вере.
Вера взяла ее под руку.
— Так, один давнишний знакомый. Работали вместе.- Она посмотрела на меня. — У тебя есть визитка? А, ну да, откуда! Возьми мою. Если совсем прижмет, тарелка супа для тебя у меня найдется! — Вера грациозно повернулась и с дочерью под руку молча двинулась в выходу. Я проводил ее взглядом, не читая бросил визитку в урну и пошел выбирать себе хлеб к ужину.
Прошло еще время. Я уже был генерал-лейтенантом когда судьба снова свела меня с Верой. Я летел к Егору на выпуск, и после прохождения предполетных формальностей с облегчением занял свое место в самолете. Моей соседкой оказалась молодая женщина, которая поглядывала на меня с интересом. Но каково же было мое удивление, когда через проход я увидел Веру в компании элегантной дамы и седого полного полковника. За версту было видно что полковник лопается от собственной значимости, хотя, судя по всему, дальше арбатского военного округа не выбирался. Вера увидела меня и было видно, что она не знает как себя со мной вести. Наконец она решилась и представила меня своим знакомым как бывшего сослуживца.
— Вы тоже военный? -Оживился полковник. — Где служили, в каком звании?
Вера попыталась перехватить инициативу.
— Во многих местах, да Слава. А звание — майор!
Полковник снисходительно улыбнулся.
— Да, не у всех карьера складывается…- Он торжествующе посмотрел на свою спутницу.
— Увы, не майор, а лейтенант! — Я постарался придать своему лицу скорбное выражение. Моя соседка заулыбалась.
— Такой молодой, а уже лейтенант!- Она не скрывала своего разочарования. Да, я не оправдал ее надежды. Внешность бывает обманчива. Полковник потерял ко мне всякий интерес и уткнулся в газету.
Самолет благополучно приземлился. Подали трап и пассажиры стали спускаться на бетонку, что бы пройти к автобусу.
— Товарищ генерал-лейтенант!
Я обернулся. Подтянутый полковник приложил руку к козырьку фуражки.
— Вас ждет машина.- Он показал на поджидавшую неподалеку представительскую черную машину с военными номерами.
Я обернулся к Вере и ее спутникам. У полковника отвалилась челюсть, а обеих дам случился ступор.
— Может подвезти? Ну как хотите.- Я уселся на заднее сидение. Полковник захлопнул дверку, сел рядом с водителем и машина направилась к выезду из аэровокзала…
…После прохождения выпускников торжественным маршем я направился к сыну, чтобы поздравить его с лейтенантским званием и окончанием академии. Егор разговаривал с какой- то женщиной. Увидев меня он улыбнулся и мы обнялись. Женщина обернулась и посмотрела на меня.
— Вера?
Мой генеральский мундир никак не вязался с помятыми трениками в супермаркете два года назад. Она постаралась взять себя в руки.
— Вот приехала поздравить Егора! Ты ведь не против. Сам же мне рассказал, что он заканчивает академию.
Егор недоуменно смотрел на меня.
— Да, сынок, это твоя мать. — Я старался говорить спокойно.
-У меня нет матери, а та , что была когда — то давно умерла.- Сын повернулся ко мне. — Пойдем , папа, мне еще нужно предписание забрать в строевой части.
Когда мы садились в машину я увидел неподвижно стоящую Веру, которая прижав руки к груди не отрываясь смотрела в нашу сторону.

Автор публикации

не в сети 3 дня

Yriy Linna

0
Комментарии: 2Публикации: 10Регистрация: 28-10-2019

Верите в историю?

Авторизация
*
*
или используйте социальную сеть:
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля
Adblock
detector