Вход или регистрация

Исповедь счастливого человека

Соглашение: Принято

Мне повезло. Я родился в нормальной семье. К сожалению, у мамы были тяжелые роды и после моего появления на свет она не могла больше иметь детей. Поэтому всю свою нежность она отдала мне. Я рос счастливым ребёнком, купаясь в родительской любви. Но любовь родителей не была фанатичной. Они понимали, что я мог вырасти законченным разбалованным эгоистом, не приспособленным к реалиям жизни. Примеров подобного рода вокруг было предостаточно и мои папа и мама делали все, чтобы научить меня самостоятельно бултыхаться в окружающем мире.
Мама пихала меня в различные секции и кружки, в которых я надолго не задерживался. Но в седьмом классе в пионерском лагере я услышал гитару и влюбился в этот инструмент. Осенью я попросил маму записать меня в музыкальную студию, где обучали игре на гитаре. Мама, помня мои «занятия» в кружках и секциях скептически отнеслась к моей просьбе, но в конце концов записала меня на занятия и оплатила полугодичный курс.
После школы я ушел в армию, решив, что армейская закалка пригодится в жизни. Отслужив положенный срок, я бравым старшим сержантом отправился на гражданку прихватив с собой краповый берет. В родном городе меня ждала девушка. Честно говоря, я особо не рассчитывал, что он меня дождется и не выскочит замуж за подвернувшегося мажора. Но вот подишь ты, дождалась!
Я почти месяц отдыхал от армейской службы, а потом устроился на станкостроительный завод токарем. Одновременно с этим я поступил в политехнический университет на заочное отделение. Я решил стать инженером-механиком, потому что чувствовал тягу к технике.
Ну и конечно женился на любимой девушке. Шестого декабря мы расписались в районном ЗАГСе, а уже в сентябре Миша родила мне сына, которого назвали, как и меня, Юрием.
Миша, Михалина, Мишель так экзотично звали мою любимую жену. Она год после свадьбы доучивалась в строительном техникуме и собиралась поступать в профильный ВУЗ. Мне досталась целеустремлённая жена. Мы жили в среднем достатке. Не бедствовали и не шиковали. Я трудился на заводе и по вечерам играл в ресторане, пополняя семейный бюджет дополнительным заработком. Я как мог помогал Мише с ребенком. По ночам вставал, чтобы покормить малыша. Иногда грея детское питание в горячей воде, я засыпал, уронив голову на обеденный стол.
Шло время, сын подрастал, а Миша готовилась к экзаменам. В августе она уехала в Столицу. Через неделю я уже знал, что она успешно сдала вступительные испытания и поступила.
А я решил бросить учебу, что бы дать возможность жене учиться. Пока Миша грызла гранит науки, я стирал пеленки, возил сына по поликлиникам и делал то, что обычно делает мать. Но я не роптал. Я сознательно отказался от своей карьеры, чтобы дать возможность Мише осуществить свою мечту- стать инженером-строителем.
Наконец жена получила диплом и вернулась в родной город. Юре к этому времени было уже шесть лет, и мы собирались в школу.
Миша нашла работу в проектном бюро, которое в скором времени превратилось в преуспевающую строительную фирму. Мишель, на самом деле, была способным, если не сказать, талантливым инженером. И через пять лет уселась в кресло заместителя директора по капитальному строительству, а еще через несколько лет стала вице-президентом компании и держателем 30 процентов акций. Из простой девчонки моя жена превратилась в преуспевающую бизнес-леди. Я же, по-прежнему, работал токарем и иногда играл по вечерам в ресторане, неверное пытался реализовать свою несбывшуюся мечту стать музыкантом.
Годы летели со скоростью курьерского поезда! Пришло время, Юра закончил школу и готовился к поступлению в университет. Он решил стать, как и я когда-то инженером механиком. Жена твердой рукой руководила своей компанией и прочно обосновалась в совете директоров. Пыталась она и руководить в семье. Последнее время Мишель всячески советовала мне поменять род деятельности, прозрачно намекая, что ее не устраивает жизнь с простым токарем. Человеком не ее круга общения! Одно время она настойчиво предлагала мне работу в своей компании, но я категорически отказался менять что-либо в своей жизни. Меня все устраивало. На работе меня ценили, как отличного специалиста. Вечернее музицирование согревало душу. Радовал сын и его успехи.
Надо сказать, что мы сыном были очень близки. Он делился со мной всеми своими тайнами и секретами. Я первый узнал, что у него появилась девушка и что их отношения переросли в большую любовь. Девушка действительно была очень хорошенькая! С одним недостатком. Она была из детдома.
Когда об этом узнала Миша в доме разразился скандал!
— Это все твое воспитание! Ты во всем потакаешь Юре! Какая девушка?! Эта дворняжка подзаборная?! Мой сын достоин большего. У моих друзей есть замечательные дочери, на которых можно женить нашего Юру или ты хочешь, чтобы он, как и ты, был простым работягой!
При этих словах я встал и молча вышел из комнаты.
А сыну сказал:
— Думай сам. Ты уже взрослый и это твоя жизнь. Что бы ты ни решил, я тебя поддержу!
Несколько раз я сопровождал свою супругу на светские мероприятия. Но я там никого не знал и ловил на себе презрительно -удивленные взгляды холеных мужчин и женщин. Не мой круг! У меня не было ничего общего с ними! Мишель это чувствовала и прекратила таскать меня с собой.
К этому времени мы перебрались в загородный дом, сдав свою квартиру в аренду на пять лет.
Но вскоре Юра уехал в Столицу и наш дом опустел. Мы с женой остались одни. Мне уже было сорок шесть, а Мише на год меньше. Свой сорок пятый день рождения она решила отпраздновать с небывалым размахом. Выкупила лучший в городе ресторан на целый вечер и созвала гостей из «своего» круга.
Мы с женой стояли на входе в банкетный зал и встречали гостей. Вернее, встречала она, а я лишь собирал подарки и предавал их ее помощникам.
Его я увидел сразу. Молодой мужчина в строгом кремовом костюме, хорошо сидящем на его спортивной фигуре. Загорелое лицо отлично оттенялось светлыми волосами. Модный парфюм и надменно-презрительный взгляд. Это по отношению ко мне. На Мишу он смотрел с вожделением и любовью. Он задержал ее руку в своей, произнося поздравительную речь, глядя ей прямо в глаза. Потом поцеловал пальцы и легонько сжал ладонь. Затем вальяжно повернулся ко мне.
— У вас очаровательная жена! Берегите ее!
Небрежно кивнул и направился к остальным гостям. Я посмотрел на жену. Ее глаза светились от счастья.
Виля мой несколько недоуменный взгляд она снизошла до меня и пояснила.
— Это наш заказчик Эдуард Шумский. Мы сроим для него жилой комплекс.
При этом она была очень далеко от меня в своих мыслях.
Весь вечер во круг Мишель вились поклонники. Шумский тоже не отходил от нее. Они мило беседовали, танцевали, общались с гостями. У меня сложилось впечатление, что моя Мишель забыла о том, что у нее есть муж.
Я с трудом дождался окончания торжества. Их своего угла я видел, как Мишель тепло попрощалась с Шумским, проводив тог до самого выхода. Вот тогда я понял, что теряю свою жену. Нет-нет, никаких подозрений в измене! Просто сердце не обманешь. В их отношениях было что-то большее, чем просто отношения клиента с подрядчиком.
Через месяц после дня рождения жены я возвращался домой после работы.
У нашего дома маячил большей черный автомобиль, воле которого самозабвенно целовались мужчина и женщина. Она обвила его шею руками и казалось впилась в его губы своими губами. Вы знаете, я совсем не удивился, когда в женщине узнал свою жену. Счастливым кавалером был, конечно, господин Шумский.
Внезапно Мишель увидела меня. Она резко отпрянула от любовника.
— Юра, Ты? – Разочарованно протянула она.
Я взял ее за руку.
— Миша, пойдем домой! – Я попытался увести свою жену.
— Чувак! Ты что не видишь, она не хочет с тобой идти! – Презрительно -насмешливым тоном проговорил Шумский. Из-за его спины появились два мордоворота. Охрана.
— Отпусти женщину и вали отсюда! – Тон его стал угрожающим.
Миша молчала.
— А ты не забыл, что это моя жена! – Я изо всех сил старался держать себя в руках.
Но ко мне уже с двух сторон приближались охранники Шумского. И я сорвался. Отпустил руку Миши, развернулся и ударил правой ногой одного мордоворота в коленную чашечку, одновременно подсекая его. Тяжёлая туша с грохотом упала на асфальт. Я резко повернулся ко второму и уйдя в лево, ударил его в переносицу правой рукой. Телохранитель отлетел в сторону, ударившись головой о корпус машины, медленно сполз на землю. Краем глаза я видел, как из машины пытается вылезти водитель с бейсбольной битой. Я ударил ногой дверцу, и храбрец упал на сидение зажимая рукой сломанный нос.
Все произошло так быстро, что гламурная парочка ничего не поняла. Шумский, раскрыв рот с ужасом смотрел на меня, ожидая что сейчас я примусь за него. Мишель прижалась к его руке.
— Юра, иди домой! Я сейчас приду. – Голос ее дрожал от волнения. – Не устраивай бойню!
Я повернулся и вошел в дом. Не раздеваясь, прошел на кухню и попытался налить себе водки. Руки дрожали так, что пришлось выпить из горлышка.
В дверном проеме появилась Мишель.
— Нам нужно поговорить!
Кто бы сомневался!..
— Юра, я встретила человека! – Она помолчала, собираясь с мыслями. — И полюбила его!
— Мы вместе полгода. Я больше не хочу тебя обманывать. Я ухожу к нему. Сыну я все объясню сама. Мне кажется, я заслужила хоть немного женского счастья. Ты – хороший! Но топчешься на месте. У тебя нет перспектив. С тобой откровенно скучно… Мы переросли наш брак, наши отношения!
Она снова замолчала, ожидая моей реакции. Но я упорно молчал.
— Я хочу, чтобы рядом со мной был успешный мужчина. Мужчина, с которым у меня есть общие интересы. Человек…
Я перебил ее эмоциональный монолог.
— Не трать слова. Все ясно. Иди. — Я встал.
— И все?! Ты мне больше ничего не скажешь?! — Мишель была явно удивлена.
— А что я должен сказать. Совет да любовь! — Я посмотрел на бутылку.
— Подожди. Я сейчас уйду. Ты можешь жить здесь. Это ведь тоже твое жилье тоже. — Скороговоркой затараторила Мишель. – Мы же можем остаться в хороших отношениях. Четверть века все же вместе. Не чужие люди!
Я с сожалением посмотрел на недопитую бутылку и ничего не говоря вышел из дома. Удержать Мишель было невозможно, да и не имело смысла!
Говорят, что надо бороться за любовь. Чушь собачья! Любовь либо есть, либо ее нет. Все остальное розовые сопли!
Только жалко потраченных впустую лет!
Хотя!..

2.
Я не запил, не провалился в хмельной угар. Только одно чувство щемило мое сердце. Обида! Реально, мне было не понятно, как можно вот так бросить человека, с которым прожил столько времени.?! Почему – было ясно. Я не дотягивал до «ее» круга, образованием, манерами, выпендрежом! Я даже не имел высшего образования!
Убиваться по прошлому? А смысл? Ничего уже не вернуть. Да и зачем. Проще вычеркнуть этот период из своей жизни и попробовать начать сначала. Сорок шесть лет — это не приговор!
Ночевал я у родителей. Особо не распространялся про свою беду, благо они и не очень расспрашивали. Мама, конечно, расстроилась. Но меня не доставала.
Ночью я почти не спал. Курил в форточку, с наслаждением вдыхая сигаретный дым разбавленный холодным воздухом. И собирался с мыслями.
Утром позвонил Юра.
— Папа вы что, разводитесь?!
Голос его звучал тревожно.
— Ты что загулял! Папа, ты же не мальчишка, поговори с мамой, повинись наконец! Она простит, она же любит тебя!
— Юра все гораздо сложнее. Дело не во мне.
— Она?!!! Она нашла другого?!
И столько горя и разочарования было в его голосе, что я внутренне содрогнулся.
— Сынок! Не горячись. Она все равно остается твоей матерью, что бы не случилось! Она любит тебя. Все, что произошло касается только наших отношений. – Я как мог пытался успокоить сына.
— Мы одно целое, ты и я! Все что касается тебя, касается и меня. Я вырос на твоих руках и не брошу тебя в угоду этой… — Юра не договорил, задохнувшись от ярости. – Папа не переживай, не стоит она этого. Я скоро приеду…
Потом позвонила Миша.
— Юра, что за капризы? Ты же взрослый человек. Нужно принимать жизнь такой, как она есть! Зачем нам ссорится. – Начала она своим менторским тоном. – Зачем ты ушел? Это и твой дом тоже. Я же не выгоняла тебя!
Я отключился. Невыносимо было это слушать!
Миша звонила снова. В конце концов я выключил телефон.
Через два дня приехал Юра.
— Папа я был у нее. Я пытался поговорить с ней. Но она позвала этого…
Сказала, что у нее нет секретов от любимого человека. Так и сказала – «любимого»!
Как же это? Почему она так с нами. – Он замолчал. Слезы катились из его глаз.
— Ее хахаль все время ухмылялся, а потом обнял ее… — Эмоции переполняли сына. – У меня нет больше матери! Ненавижу эту суку!
Я не стал его переубеждать. Пусть определяется сам…

Через два месяца мы развелись. Еще через полгода Мишель вышла замуж за господина Шумского. Она пыталась связаться с Юрой. Но он не отвечал на ее звонки.
Свадьба прошла с размахом. Отмечали в самом шикарном ресторане города. Господину Шумскому достался знатный трофей!
Море гостей, популярные попсовые певцы. Все высшее общество было на этой свадьбе.
Вот только, говорят, мать ее все время плакала и рано ушла домой, забрав отца. И сын отказался приехать. Хотя Мишель приложила максимум усилий, чтобы затащить его туда. К Юре даже проезжал сам Шумский, просил поддержать мать!
…Вечером того дня, когда гремела свадьба, я гулял по аллее заброшенного старого парка. Смеркалось. Промозглый северный ветер пытался отодрать от мокрого асфальта прилипшие желтые листья.
Зажглись уличные фонари. Я не спеша шел по промокшей от моросящего дождя мостовой, предавая свою тень, словно эстафету, от одного фонаря к другому. На душе было мерзко. Мерзко от того, что столько лет прожил с лживой гулящей бабой! На удивление, я был спокоен. Никакого отчаяния или сожаления. Прививку от семейной жизни я получил хорошую, а как все дальше сложится предугадать не дано…

Верите в историю?

Авторизация
*
*
или используйте социальную сеть:
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля
Adblock
detector