История одной семьи

Действительно, ничего необычного для всех, кроме меня, всего лишь – рухнул мир. Всё, что планировалось, мечталось, на что строились планы – всё рассыпалось в один миг.

Сейчас я одна, в люльке – дочка, в голове – покой, я, наверное, сейчас счастлива. С мужем общаемся как бывшие в американских сериалах, по-дружески. Мне пришлось переродиться, чтобы прийти к этому.

А началось всё 4 года назад. Я познакомилась с Д. и поняла, что это тот, о котором я мечтала: умён, красив, весел, порядочен, добр, кудряв и коренаст. Спустя полгода после знакомства мне предоставилась возможность его соблазнить. Чувствуя взаимную симпатию, эту возможность я упускать не стала. Через месяц мы обсуждали имена будущих детей. Через год мы стали жить вместе. Через три мы поженились. Я не буду углубляться в подробности наших отношений, всё было слишком хорошо, а хорошее никому не интересно. Это был союз, основанный на доверии и взаимопонимании, на любви и дружбе, на верности и страсти. Иначе говоря, мы являли собой образцовую пару – предмет зависти друзей.

Спустя четыре счастливых года я, находясь на четвёртом месяце беременности (желанной беременности), провожала любимого мужа в полуторамесячную командировку. Раннее августовское утро, сонный аэропорт – вот она, декорация, в которой я в последний раз видела Д. Полтора месяца тянулись вечность, я зачёркивала дни в календаре, жила редкими звонками, короткими разговорами – он был очень занят на работе, либо болел, либо спал.

И как бы невыносимо долго ни тянулось время, день его возвращения всё же наступил. Это было очень волнительно, мы впервые расставались на такой срок, и я безумно соскучилась, живот мой уже округлился, и ребёнок начал шевелиться, и мне не терпелось это ему продемонстрировать. Как же крепки были его объятья, как нежны поцелуи и ласковы прикосновения! В нём тоже произошёл ряд изменений, но в тот вечер он мне их показывать не стал. Следующая неделя была волшебной, как в самом начале любых романтических отношений, – любовь, секс по 15 раз в день и постоянные объятья, объятья, объятья…

Всё кончается. И неделя безмятежного счастья тоже закончилась. В один миг я почувствовала холод, как будто посторонний человек оказался рядом в теле моего Д. Беременность, гормоны – ах, сколько я пыталась на них списать, но, к несчастью, мои опасения были не напрасны. Я пыталась поговорить, плакала, пытала его, что не так, что происходит, он не комментировал, уже тогда он начал играть в свою любимую игру – «Ты думай сама, а я буду молчать».

И вот наступил вечер «Хэ». 11 вечера, Д. спит, я смотрю телевизор, на его телефон приходит смс с незнакомого номера с вполне себе невинным вопросом: «Выздоровел?». Удивившись такой неожиданной заботе, я прошерстила телефон любимого и обнаружила два факта, подтверждающих зародившиеся сомнения. Первое – в истории звонков было видно, что общается мой ненаглядный с этим абонентом достаточно часто. И второе, самое страшное, – это не удалённое сообщение в черновике «Спокойной ночи». Позвонив со своего номера, услышав женский голос, окончательно убедившись, что дело пахнет невкусно, я разбудила Д….

Этой ночью я не спала ни минуты. Это была первая бессонная ночь, сколько их потом последовало! Он, не особо искушённый в искусстве обмана, признался, что она ему нравится, у них был секс, она его коллега. В моей бедной голове не могло уложиться всё это: мой верный и заботливый Д., измена, предательство, моя беременность. Я всю ночь проревела, разговаривала, кричала, ненавидела, любила, умоляла не бросать меня, опять ненавидела… Он молчал. Курил, запирался в туалете (как потом выяснилось, чтобы поговорить с этой непорядочной женщиной), просил дать ему поспать, говорил, что виноват, обнимал, опять курил.

На следующий день он отправился на работу, а я пыталась себе помочь – обратилась за советом к двум подругам, сходила в церковь, плакала, даже пробовала поспать – тщетно. Он вернулся поздно, мы не разговаривали, легли спать. Я опять всю ночь проревела.

На следующий день он ушёл прогуляться, освежить голову, и домой в тот день он не вернулся. Трубки не брал, а потом и вовсе отключил телефон. Я позвонила непорядочной женщине, она, бедняжка, плакала в трубку, уверяла, что не знала о моём существовании, и тем более о моей беременности, поклялась, что больше она в моей жизни не появится. Я поверила. Ох уж эта моя глупая вера!

Я решила простить. Нам пришлось переехать к его маме, я, святая простота, полагала, что родное гнездо поможет нам пережить этот кошмар. Увы и ах, но уже во вторую ночь он не пришёл ночевать домой. Заблокировал свой телефон. Перестал ко мне прикасаться вообще. Перестал звонить, брать трубки, отвечать на мои сообщения. Постоянно ночевал «на работе», «у Макса», «у Гриши». Мне было очень тяжело, но я верила, что это его чувство вины от меня отталкивает. Ну не дура?! Я несколько раз порывалась уйти, он останавливал меня. Каждый раз, когда он не ночевал дома, я заливала слезами подушку, билась в истерике, сходила с ума, в результате чего заработала угрозу прерывания беременности.

Я распаролила его телефон. Их связь продолжалась. Судя по тому, что я прочитала, они любили друг друга, постоянно переписывались, когда не вместе, а когда вместе – трахались. А потом он приходил ко мне под одеяло. Иногда даже обнимал ночью, иногда, редко, но мы занимались любовью, а потом он опять шёл к ней, к непорядочной женщине.

Я не ушла. Я позвонила непорядочной женщине, мы проговорили час. Потом ещё и ещё, мы «подружились». Она рассказала, что он убедил её в том, что мы в разводе. Неделю я ждала от него хотя бы «извини». Он ночевал дома, разблокировал телефон, но продолжал молчать. Единственным спасением на тот момент для меня было общение с непорядочной женщиной, это странно, но мне были необходимы разговоры с ней. Мы рассказывали друг другу о нём, о том, где и в чём он каждую из нас обманывал, успокаивали друг друга, плакали. Через неделю я ушла к подруге с вещами. Меня хватило на два дня. Он писал мне, что с моим уходом потерял самое дорогое в его жизни. Я вернулась.

С тех пор он ночевал дома. А жизнь тем не менее никак не хотела налаживаться. Я его постоянно подозревала. Мы ругались. Я плакала. И постоянно созванивалась с непорядочной женщиной. Спустя месяц мне удалось сделать детализацию его звонков. Угадайте, что я там увидела?! Они продолжали общаться. Часто и подолгу. Моя «дружба» с ней прекратилась, я всю ночь писала ей всё, что только можно написать непорядочной женщине.

Пузо было на носу. Накануне Нового года он сообщил мне, что мы будем жить более-менее сносно, если я смирюсь с тем фактом, что он меня не любит. И сказал, что не будет более общаться с непорядочной женщиной, поскольку я начинаю на неё набрасываться, ей от этого больно, а он, видите ли, не хочет причинять ей боль. Я переваривала это три дня. В ночь на 3 января я собрала вещи, вызвала такси и уехала к подруге. Он спал и узнал об этом только утром.

Впервые за три месяца мне не хотелось плакать. Я придумала план на ближайшие три месяца: снять комнату, родить, а потом, если не получится платить за жильё, уехать с ребёнком к маме. Мне было легко. Я не брала трубки, не отвечала на его смс. Мне было хорошо. Через пару недель злость прошла, эмоции окончательно утихли, и я взяла трубку, объяснила, что не хочу больше так жить, зла на него не держу, рассказала ему о своих планах, он был грустный, обещал помогать. Через месяц я нашла квартиру и попросила его помочь с переездом. Слово за слово… Мы переехали вместе.

Шёл девятый месяц беременности. Он был нежен и заботлив. Я была счастлива – вернулся мой Д., которого я проводила ранним августовским утром. Но чудес, видимо, не бывает, из роддома меня забирало опять незнакомое мне существо.Через день после выписки он сказал, что уходит. И ушёл. Мы с дочкой остались вдвоём.

Автор публикации

не в сети 5 часов

admin

0
Комментарии: 62Публикации: 2698Регистрация: 09-08-2016
Истории измен
Авторизация
*
*
или используйте социальную сеть:
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля
Adblock
detector